Ф. Скотт Фицджеральд
Пэт Хобби в колледже


Вечер выдался темным. По бокам возвышались отвесные стены каньона Топанга. Лишь бы избавиться… Звяканье на заднем сиденье пугало её. Эвелин совсем не нравилось это дело. И  ехала она сюда вовсе не за этим. Затем она подумала о мистере Хобби. Он верил в неё, он ей доверял — и она делала это ради него.

Но поручение оказалось трудным. Эвелин Ласкальс покинула каньон и продолжила объезд негостеприимных земель Беверли-Хиллз. Не раз она сворачивала на узкие улочки, не раз останавливалась у пустырей, но всё время навстречу попадался случайный прохожий или какой-нибудь зевака, что приводило её в состояние нервного возбуждения. Её сердце ушло в пятки, когда она поймала на себе понимающий — или подозрительный? — взгляд человека, выглядевшего, как сыщик.

«Да как же он мог поручить мне такое? — думала она. — Больше — никогда! Так ему и скажу. Никогда!»

Приближалась ночь. Эвелин Ласкальс еще никогда не видела, чтобы ночь наступала так быстро. Значит, обратно в каньон, к нетронутой природе, к свободе. Она въехала в расцвеченный оттенками мягкой пастели уходящего дня коридор. И наконец почувствовала себя в безопасности у поворота, возвышаясь над расстилавшейся далеко внизу равниной.

Здесь не будет никаких затруднений. Сбросив с утеса любой предмет, можно считать, что нарисовал между ним и собой почти что границу штата.

Мисс Ласкальс была родом из Бруклина. Больше всего на свете ей хотелось переехать в Голливуд и работать секретарем на киностудии, но теперь она уже жалела, что эта мысль пришла ей в голову.

Ну да ладно, работу надо закончить — необходимо расстаться с грузом — сейчас же, как только эта машина скроется за поворотом…

II

…А в это время её наниматель — Пэт Хобби — стоял перед парикмахерской и разговаривал с букмекером Луи. Четырехнедельная работа Пэта, приносившая по двести пятьдесят в неделю, завтра заканчивалась, и, как и у всех, кто постоянно живет на грани финансового краха, в душе его уже воцарились беспокойство и страх.

— Четыре паршивых недели над бездарным сценарием, — говорил он. — Это всё, что попалось за последние полгода.

— И как ты живешь? — спросил Луи без особенного интереса.

— Да я не живу. Дни проходят, недели проходят. Ну и что? Кому какое дело — двадцать лет уже тут.

— Ну, когда-то и у тебя случались хорошие деньки, — напомнил Луи.

Пэт проводил взглядом статистку в переливающемся вечернем платье из парчи.

— Точно, — признал он, — у меня было три жены. Всё, что только может пожелать человек.

— Хочешь сказать, что это — одна из твоих жен? — спросил Луи.

Пэт внимательно посмотрел на исчезающую фигуру.

— Да нет… Я же не говорил, что это она. Но куча таких же кормилась на мои деньги. Раньше, конечно — в сорок девять тебя никто не считает за человека.

— У тебя вполне симпатичная молоденькая секретарша, — сказал Луи. — Слушай, Пэт, могу дать совет…

— Мне ни к чему, — ответил Пэт. — У меня всего пятьдесят центов.

— Да я не то имел в виду, слушай. Джек Бернерс хочет сделать картину про колледж, у него сын сейчас учится, играет в баскетбол за команду университета Западного Побережья. Сюжета у него еще нет. Может, тебе поговорить с главным тренером команды, Дулан его зовут? Он мне должен три сотни за лошадок — может, подкинет тебе какую-нибудь идею для картины? А ты обработаешь и продашь её Бернерсу. Ты же на жалованье, да?

— До завтрашнего дня, — мрачно сказал Пэт.

— В общем, отправляйся в кампус, там в брокерской конторе ошивается Джим Кресги. Он тебя познакомит с тренером. Ладно, Пэт, мне пора, надо ставки еще сегодня собирать. И не забудь — Дулан должен мне три сотни.

III

Надежда была слабой, но всё же лучше, чем ничего. Надо было захватить пальто; лишь только он вошел в свой кабинет в корпусе сценаристов, как раздалась жалобная трель телефона.

— Это Эвелин, — произнес взволнованный голос. — Весь вечер не могу от них избавиться. Машины на всех дорогах…

— Не могу сейчас говорить, — быстро ответил Пэт. — Надо срочно бежать в университет за идеей.

— Я пыталась, — жаловалась она, — и пыталась… И всякий раз, откуда ни возьмись, появляется машина…

— Прошу прощения! — он бросил трубку; голова сейчас была занята другим.

Многие годы Пэт следил за славными подвигами «Троянцев» из университета Южной Каролины, а также за не менее славными деяниями «Русских горок», представлявших университет Западного Побережья. Интерес его лежал не в области физиологии, тактики или интеллекта, а, скорее, в области математики — и в свое время «Горки» ему не дешево обошлись; так что он ощущал себя почти что акционером, входя на территорию полу «демилльского», полу ацтекского кампуса.

Он нашел Кресги, который проводил его к тренеру Киту Дулану. Мистер Дулан, бывший знаменитый нападающий, находился в превосходном настроении. Пять цветных гигантов в первой линии защиты команды этого года, еще не думающих о завершении карьеры, но обладающих достаточным опытом, были залогом победы в группе.

— Буду рад помочь вашей студии, — сказал он. — Всегда рад помочь мистеру Бернерсу, да и Луи, конечно. Так чем могу?… А, собираетесь снимать картину?… Что же, лишняя реклама нам не мешает. Мистер Хобби, через пять минут мне надо быть на совете факультета, так что пойдемте — вы как раз сможете рассказать о вашей идее.

— Даже не знаю, — засомневался Пэт. — Я-то думал, что мы с вами сначала поболтаем за рюмочкой. Может, зайдем куда-нибудь по дороге?

— Боюсь, что вынужден отказаться, — весело сказал Дулан. — Если эти умники унюхают, что я пропустил рюмашку — избави Бог! Пойдемте лучше на совет; в кампусе кто-то повадился таскать часы и побрякушки, и мы уверены, что это кто-то из студентов.

Сыгравший свою роль мистер Кресги поднялся, собираясь уходить.

— Не желаете поставить на завтрашний матч?

— Только не я, — сказал мистер Дулан.

— А вы, мистер Хобби?

— Ни в коем случае, — ответил Пэт.

IV

Расставшись с представителем преступного мира, Пэт Хобби и тренер Дулан пошли по коридору в здание администрации. У входа в кабинет декана Дулан произнес: «Как только будет можно, позову вас и представлю». Пэт официально не представлял ни Джека Бернерса, ни студию, поэтому занервничал. Сегодня он не планировал выступление в кругах интеллигенции; к счастью, он вспомнил, что в кармане его поношенного пальто лежит нехитрое, но действенное средство, согревающее и вселяющее храбрость. Секретарша декана, в чьи обязанности входило делать заметки по ходу совещания, покинула своё рабочее место, поэтому он смог без помех восстановить потраченные калории, одним долгим глотком высосав все содержимое фляжки.

Через короткое время на его щеках появился знакомый румянец, он присел на стул и уставился на дверь, украшенную табличкой:

Самуил К. Уискит
Декан факультета

Возможно, разговор окажется тяжелым.

…да с какой стати? Ведь перед ним были одни чванливые ничтожества — это всем известно. У каждого из них есть научная степень — зато всех их можно купить. Согласятся сотрудничать со студией — получат отличную рекламу для своего университета. А это означает больше денег для университета и повышение их собственных зарплат, не правда ли?

Дверь в кабинет открылась и нерешительно закрылась. Никто не вышел, однако Пэт сел прямо и мысленно подготовился. Представляя четвертую крупнейшую индустрию Америки — ну, почти представляя — он не позволит кучке умников смотреть на него свысока. Мир высшего образования он знал не понаслышке — когда-то в юности он служил посыльным в студенческом клубе «Дельта Каппа Ипсилон» университета Пенсильвании. С бодрым высокомерием он уверял себя, что Пенсильвания стоит десяти таких заведений.

Дверь отворилась, оттуда выскочил взволнованный юноша с выступившими на лбу бисеринками пота, пробежал мимо и исчез. В дверном проеме появился спокойный мистер Дулан.

— Все в порядке. Заходите, мистер Хобби, — сказал он.

Бояться нечего. Воспоминания о колледже всё еще переполняли Пэта, когда он входил в кабинет. И как только уверенность разлилась по его нервной системе, тут же у него появилась идея!

— … эта идея основана на реальных событиях, — закончил он пять минут спустя. — Вам всё понятно?

Декан Уискит, высокий бледный мужчина со слуховым аппаратом, кажется, понял — хотя виду не подал. Пэт сделал еще одну попытку.

— Это будет злободневно, — терпеливо начал он, — у нас это называется «хроника событий». Вы же утверждаете, что паренек, который выскочил отсюда, воровал часы, да?

Весь совет факультета, за исключением Дулана, обменялся взглядами — однако никто не произнес ни слова.

— Я же говорил! — обрадовался Пэт. — Вы сдадите его газетам. Но вот что будет в кино: окажется, что он воровал часы для того, чтобы помочь своему младшему брату, а его младший брат — главный оплот футбольной команды! Он основной нападающий. Скорее всего, мы задействуем Тайрона Пауэра, но дублером поставим игрока вашей команды.

Пэт сделал паузу, пытаясь обдумать всё сразу.

— … естественно, картина будет идти и в южных штатах, так что нам нужен белый игрок.

Воцарилась неспокойная тишина. На помощь поспешил мистер Дулан.

— Неплохая идея, — произнес он.

— Это ужасная идея, — выпалил декан Уискит. — Это просто…

Лицо Дулана медленно вытянулось.

— Минуточку, — сказал он. — Кто здесь принимает решения? Его слушайте!

Секретарша, покинувшая комнату, чтобы ответить на раздавшийся из приемной звонок, вернулась и что-то прошептала на ухо декану. Тот вздрогнул.

— Прошу прощения, мистер Дулан, — сказал он и повернулся к остальным членам совета.

Проктор сообщает, что на территории произошло нарушение порядка, но задержать нарушителя он официально не может. Может, сначала решим это дело? А затем вернемся к этой… — он посмотрел на мистера Дулана, — … к этой нелепой идее?

Он кивнул, и секретарша открыла дверь.

И этот проктор, подумал Пэт, мысленно снова очутившись в увитом виноградом тенистом кампусе, был как и все остальные прокторы: внушающая ужас ищейка, едва ли достойный звания человека хищный зверь.

— Джентльмены, — произнес проктор с подобающим почтением, — перед вами дело, которое так просто не решить. — Он покачал головой, показывая, что совсем запутался, и продолжил: — Я чувствую, что-то здесь не то — но никак не могу уловить во всем этом смысла. Поэтому я прошу принять решение вас и сейчас просто продемонстрирую вам улики и обвиняемого. Эй, вы, заходите!

Когда в кабинете появилась Эвелин Ласкальс, а затем и набитая позвякивающая  наволочка, которую проктор положил на пол рядом с ней, Пэт снова вспомнил заросший вязами кампус университета Пенсильвании. Ему очень захотелось попасть туда прямо сейчас. Больше всего на свете захотелось! Ну и еще одно желание появилось у него — чтобы спина Дулана, за которой он попытался спрятаться, сдвинувшись вместе со стулом, была раза в два пошире.

— И вы здесь! — с радостным удивлением воскликнула Эвелин. — Мистер Хобби! Слава тебе, Господи! Я никак не могла от них избавиться, и домой тоже не могла забрать: мама меня бы убила! Вот я и решила поехать сюда за вами — а этот человек потребовал показать, что у меня на заднем сиденье в машине.

— Что в мешке? — спросил декан Уискит. — Бомбы? Что там?!

Пэт мог бы ответить, даже не дожидаясь, пока проктор приподнимет и снова опустит на пол мешок, который при этом издал чистый, легко узнаваемый, звук. Там были павшие бойцы: пинты, полпинты, кварты — свидетельства четырех напряженных недель по двести пятьдесят каждая, извлеченные из ящиков рабочего стола пустые бутылки. Поскольку контракт закачивался завтра, он счел за лучшее подобных улик не оставлять.

В поисках выхода его мысли в последний раз обратились к беззаботным дням, когда он был на побегушках в университете Пенсильвании.

— Я заберу, — поднявшись, сказал он.

Забросив мешок за плечо, он повернулся лицом к совету факультета и неожиданно добавил:

— Вы всё же подумайте.

V

— И мы подумали, — говорил мистер Дулан жене в тот же вечер, — но так ничего и не поняли.

— У меня прямо мороз по коже пробежал! — ответила миссис Дулан. — Надеюсь, что он мне не приснится, этот бедняга с мешком! Я представила, что когда он попадет в чистилище, его заставят сделать корабль в каждой из его бутылок, и только тогда пустят на небеса.

— Прошу тебя! — быстро ответил Дулан. — А то и я не усну. Ты бы видела, сколько там было бутылок!


Перевод на русский язык © Антон Руднев, 2008, 2009.


Оригинал: Pat Hobby's college days, by F. Scott Fitzgerald.


Используются технологии uCoz