Ф. Скотт Фицджеральд и Дж. Биггс-мл.
Кочегар Седрик
(Правдивый рассказ о битве на Балтике)


В покрытой сажей кочегарке линкора стояла такая жара, что Седрик очень жалел о своем потерянном зонтике. Он должен был подбрасывать уголь в огромную топку, которая заставляла корабль плавать по морям, обогревала спальни матросов и обеспечивала вращение стиральной машины. Седрик трудился, не покладая рук. Он наполнял бескозырку каменным углем, подтаскивал её к огромной топке и швырял уголь в топку. Бескозырка была грязна до неузнаваемости, а его руки, как он ни старался, отмыть было невозможно.

Труд был прерван дребезжанием телефона. «Мистер Седрик, с вами хочет поговорить капитан, — произнесла девушка с коммутатора». Седрик бросился к телефону.

— Как здоровье вашей матушки? — поинтересовался капитан.

— Благодарю вас, все в порядке, — ответил Седрик.

— Ну что, жарковато там внизу, а? — спросил капитан.

— Да, вы правы, — вежливо ответил Седрик.

Голос капитана изменился. Его голос постоянно менялся.

— Немедленно ко мне в рубку! — произнёс он. — Мы идём в бой, и мне нужен ваш совет.

Седрик бросился к лифту, выскочил на четвертой палубе и побежал в рубку. Войдя, он увидел, что капитан втирает в лицо крем от загара.

— Седрик, — произнес капитан, одновременно жуя засунутый в рот липкий комок, — ты такой смышленый парнишка. Сформулируй бином Ньютона.

Седрик ответил теорему с начала до конца, с конца до начала, а также с середины в обоих направлениях.

— Теперь назови все соли фосфорной кислоты!

Седрик назвал все, и даже три-четыре еще.

— А теперь — «Илиада»!

Седрик справился и с этой трудной задачей. Он прочел вслух «Илиаду» в обратном порядке, опуская попеременно все седьмые и четвертые по счету слова.

— Ты настоящий профессионал! — с улыбкой сказал капитан. Он вынул изо рта крем, превратившийся в тяжелый рыхлый комок, и бросил его обратно в баночку. — От тебя зависят наши жизни. — Он поманил Седрика поближе к себе.

— Слушай! — прошептал он. — Противник будет атаковать всеми силами. Он много сильнее нас. Наше численное превосходство — всего лишь пять к одному, но мы всё равно будем драться героически. Как командующий флотом, я отдал приказ по кораблям сражаться до последнего снаряда и последней пачки пороха, а затем спасаться бегством. Наш корабль не так быстр, как остальные, так что бегство надо начинать уже сейчас!

— Сэр… — начал Седрик, но его голос был заглушён отрывистым шумом  выстрелов из огромных пушек на носовой части — два флота сошлись в битве. Слышен был лишь резкий стук затворов и удары, раздававшиеся боцманами, чтобы матросы пошевеливались. Они оглохли от проклятий, которые извергали из себя рулевые при столкновениях кораблей. На них внезапно и яростно набросились все ужасные звуки битвы. Седрик бросился к иллюминатору и открыл его настежь. Итутжевужасеотскочил. В каком-то десятке миль, угрожающе близко, на них шёл огромный «Хобокен», самый большой в мире железнодорожный паром, захваченный врагом осенью 1892 на железной дороге в Эри. Он был уже так близко, что Седрик мог без труда прочитать укрепленную на нём табличку с маршрутом «Западный Бронкс — Авеню Тодд». От этих слов он оцепенел. Паром неумолимо приближался, выбрасывая горы водяной пыли на милю перед собой и на несколько миль позади.

— Быстро идет, сынок? — спросил капитан.

— Сэр, все узлы за час! — дрожа, ответил Седрик.

Капитан грубо схватил его за плечи.

— Мы будем бороться до конца! — произнёс он. — Пусть даже они быстрее нас. Скорее в  трюм, и кочегарь, кочегарь, КОЧЕГАРЬ!

Седрик, не в силах оторвать взгляд от ужасного зрелища, побежал спиной вперед по трапу, пролетел вниз по шахте лифта и бросился к топке. Как безумный, он таскал уголь туда и сюда, от корзины к дверце топки и обратно к корзине. Скорость корабля увеличилась. Он несся по воде двадцатифутовыми прыжками. Но этого было недостаточно. Седрик работал лихорадочно, затем еще лихорадочнее. Наконец, он забросил в топку последнюю кучу угля. Больше ничего сделать было нельзя. Он приник усталым телом к раскаленной докрасна боковой стенке топки, чтобы немного отдохнуть.

Опять раздался звонок телефона. Седрик ответил сам, не желая отвлекать девушку на коммутаторе от её вязанья. Звонил капитан.

— Увеличьте скорость! — кричал он. — Еще быстрее! Подбросьте угля — еще угля!

На мгновение Седрик задумался, его лицо исказилось от ужаса. Затем с осознанием собственного долга он бросился вперед *****

Вечером, в безопасном порту, капитан, раскуривая привычную послеобеденную сигару, спустился в кочегарку. Он позвал Седрика. Не раздалось ни звука. Он снова позвал. И снова тишина. Вдруг на него нахлынула ужасная правда. Он распахнул дверцу топки и, судорожно всхлипывая, вытащил оттуда патентованный воротничок «Брукс-Ливингстон», полурасплавившуюся жвачку «Спирминт» и несгораемое исподнее фирмы «Йергер и сыновья». Он держал всё это в руках, а затем с воем бросился на пол. Правда оказалась правдой.

Седрик превратил себя в тепло.


Оригинальный  текст: Cedric the stoker, by F. Scott Fitzgerald.


Перевод © Антон Руднев, 2010.

Яндекс.Метрика