Т. В. Тимонова
Ф. С. Фицджеральд (1896-1940) Методические материалы к вечеру, посвященному 75-летию со дня рождения (в помощь работникам библиотек)


Творчество Ф. Скотта Фицджеральда (1896-1940) недостаточно хорошо известно советскому читателю. На русский язык переведены лишь несколько рассказов и роман «Великий Гэтсби». А между тем, без этого имени невозможно представить картину развития американской литературы в период между двумя войнами. Лиричный и обаятельный художник, чуткий реалист и романтический мечтатель. Фицджеральд прочно вошел в литературу нашего столетия. Трагическое мироощущение страдающего одинокого человека в современном буржуазном обществе запечатлено в его отдельных произведениях с поразительной силой. Но попытки писателя преодолеть этот трагизм были подчас наивна и беспомощны.

Горькая судьба его большого таланта, не выдержавшего столкновения с коммерческой стороной жизни буржуазной Америки, наглядно свидетельствует о глубоком разладе Фицджеральда со своим временем. Лучшие произведения писателя — романа «Великий Гэтсби», «Ночь нежна», сборник «Рассказы джазового века» — раскрывают этот конфликт с беспощадной правдивостью Именно эти книги, приумножившие славу американской проза 20-30-х годов, и определяет выдающееся значение творчества Фицджеральда.

Недолгая жизнь Фицджеральда была полна противоречий; иногда внешне бессодержательная, беспорядочная, даже бесшабашная, жизнь эта, однако, бала предельно насыщена нетерпеливым стремлением изведать, удержать и воплотить всевозможные впечатления и переживания, наполнена напряжением подлинного творчества. В этой жизни самим причудливым образом переплетались горькие дни неудач и стремительнее взлета слава, счастье разделенной ж трагедия безответной любви, мечты о недосягаемом богатстве в ненависть к богатству достигнутому, тайное преклонение перед власть имущими и зрение к их духовной нищете, радость настоящего творчества и искусства «коммерческого». Эта глубокая внутренняя противоречивость наложила на все творчество писателя неповторимый отпечаток.

Начало литературной деятельности Фицджеральда приходится на 20-е годы нашего века. В этот период литература США переживала пору стремительного подъема. Двадцатые годы — это лучшие романы Т. Драйзера, С. Льюиса, Э. Хемингуэя, У. Фолкнера, Дос Пассоса. Особенностью почти всех романов этих лет является резкое усиление скептицизма по отношению к социальным и этическим «ценностям» буржуазного мира, неуверенность в привычном устое, ощущение ненадежности, шаткости «благополучия» капиталистической Америки.

Фицджеральд начинал свою творческую деятельность в ту нору, когда термина литература «потерянного поколения» еще не существовало, а классические образцы этой литературы — первые романы Хемингуэя и Фолкнера — еще не были созданы. Однако именно в ранней прозе Фицджеральда явственно зазвучали интонации одиночества, разочарования и неприятен буржуазной современности, столь характерные для литературы «потерянного поколения». Правда, к осознанию трагизма взаимоотношений личности и буржуазного общества Фицджеральда привел не страшный опыт военных лет: в отличие от многих своих молодых соотечественников, Фицджеральд в годы Первой мировой войны в Европе не был и в боевых действиях не участвовал (поэтому и война почти совершенно исключена из сферы внутренней жизни его героев). Но многие основные тема литературы «потерянного поколения» — горечь утраченных иллюзий, поиски иных, не скомпрометированных буржуазной моралью нравственных ценностей — выражены в первых произведениях Фицджеральда весьма отчетливо.

Фицджеральд родился 24 сентября 1896 года в небогатой, но состоятельной семье. С 1913 года он учился в Принстонском университете, который окончил в 1917 году. По окончании университета Фицджеральд был призван в армию, где прошел курс военной подготовки, но в связи с окончанием войны был демобилизован. С 1919 года он поселяется в Нью-Йорке и начинает нелегкую жизнь профессионального литератора. Первые, пока незрелые литературные опыты Фицджеральда относятся еще к университетским годам: это короткие рассказы, мало оригинальные стихи, дневниковые записи и просто случайные наброски. Но решение всерьез обратиться к писательской деятельности потребовало от молодого человека известного мужества. Материальное положение Фицджеральда в ту пору не было особенно благополучным, и ему часто приходилось испытывать нужду в деньгах. Обстановка Принстонского университета порой становилась для него мучительной, ибо тщеславный юноша горько страдал от своей относительной бедности, «самой отвратительной вещи в мире», страдал от отсутствия прав и привилегий, которыми беспечно пользовались отпрыски богатых семейств. Первое серьезное столкновение с общественной несправедливостью и с ханжеством 6ypжyaзной морали произошло в жизни Фицджеральда несколько позже, когда любимая девушка порвала с ним и благополучно вступила в брак с другим, более состоятельным молодым человеком. Трагедия преданной и поруганной любви глубоко потрясла Фицджеральда, и отзвуки ее долго еще давали о себе знать в его творчестве. Чувство горькой личной обиды постепенно перерастает у Фицджеральда в неприязнь к власть имущим. Впрочем, сак писатель весьма метко охарактеризовал эту неприязнь «не как убеждение революционера, а как затаенную враждебность крестьянина».

Случилось так, что первый же роман Фицджеральда — «По эту сторону рая» (1920) — сразу завоевал шумную, с оттенком сенсационности известность. Причина успеха этого во многом еще не совершенно го произведения заключалась в том, что оно перекликалось с умонастроениями молодых американцев. Несмотря на явные недостатки (роман по сути дела является собранием юношеских сочинений Фицджеральда, повествование страдает рыхлостью, противоречивостью суждений о литературе, философии, общественной жизни), книга не могла не волновать современников, поскольку коллизии, в вей воплощенные были чрезвычайно актуальными для Америки 20-х годов.

Один из эпиграфов к роману гласит: «По эту сторону рая … мало утешения в мудрости» (Р. Брук). Этими словами автор хочет ска зать, что мир старшего поколения устроен плохо и что его традиции онвая «благоразумная мудрость» уже несовершенна. Это одна из главных тем романа. Другая, близкая современникам тема — горечь бесперспективности существования американской молодежи в послевоенный период.

Герой романа Амори Блейн после окончания школа поступает в Принстонский университет, где начинается формирование его характера и взглядов на жизнь. Интереса Амори сосредоточены на вопросах литературы и искусства. Он мечтает о профессии писателя и одновременно связывает с этим надежду оказаться равным в среде снобов и аристократов. Он еще не ставит под сомнение нравственные нормы современного ему общества. Во война прерывает его занятия, и Амори отправляется на фронт. После войны быт Амори резко меняется: родители разорились, спекулируя на бирже; вместо честолюбивых планов и романтических представлений на долю Амори остается работа в рекламном агентстве, где за грошовый заработок он сочиняет бездарные стишки для вывесок и объявлений; девушка, которую любит Амори, не хочет ждать, пока он разбогатеет, и решает выйти замуж за состоятельного молодого человека; друзья пошли другим, невозможным для него, путем — путем наживы, нередко приводящим к компромиссу с совестью, и порвали с ним. Амори переживает крах привычных представлений. Лицемерные истины, внушавшиеся ему с детства, оказались лживыми, а его собственные идеалы — наивными. Герой не знает, как выйти из тупика, и принимает решение — жить по принципу «лови мгновенье». Юность — пиршество, но короткое, на полчаса, поэтому надо успеть насладиться, не жалея душевных сил, не задумываясь надолго, не поддаваясь сильным чувствам, ибо им нет места в этом неблагополучном мире. А что же после этого «бума», после откровенного потребительства? — А после еще более тягостное сознание растерянности и неустроенности. «Жизнь — чертовская неразбериха … игра в футбол, где все игроки вне игры, а судьи нет», — говорит . герой.

Пытаясь уяснить самому себе свое место в обществе и объяснить происходящие на его глазах события, Амори обращается к всевозможным философским идеям, в том числе — идеям Ницше и Фрейда, стараясь одновременно оправдать свою бессмысленную жизнь. Но и эти идеи не создают душевного равновесия ни Амори, ни его друзьям. Интересно, что Амори в конце романа начинает задумываться о русской революции, о перспективах социалистических преобразований. В откликах на роман некоторые американские критики называли Фицджеральда марксистом. Однако оснований для таких утверждений было мало. Фицджеральд действительно стал в эти годы интересоваться трудами Маркса, изучать марксистскую теорию, в которой его прежде всего привлекала критика буржуазного строя. И хотя автор вместе с героем Амори признает русскую революцию грандиозным экспериментом, он не уверен в том, что Америке следует идти этим путем.

Вместе с успехом первый роман принес Фицджеральду и деньги. Мир привилегированных кругов денежной аристократии, тешивший его тщеславие с юных лет, становится теперь доступным. Фицджеральд женится на Зельде Сэйр, дочери богатого человека, и начинает вести как бы «двойную жизнь», в которой дни до исступления напряженной работы перемежались с бесшабашными дорогостоящими увеселениями. Для поддержания репутации в свете требовался более или менее постоянный заработок, и Фицджеральд идет на компромиссы. Стремясь ускорить публикацию своих произведений, он часто идет на уступки издателям и в угоду им перекраивает, сознательно снижает художественные достоинства прекрасных рассказов. Фицджеральд с горечью сознавал, что занимается продажей таланта и изменяет высокому долгу художника, но обстоятельства то и дело принуждали; его поддаваться соблазну легкого заработка.

Среди многочисленных рассказов, опубликованных в журналах и объединенных в сборники («Рассказы джазового века» — 1922, «Юнцы и философы» — 1924, «Все грустные молодые люди» — 1926, «Сигналы побудки» — 1935), есть, однако, и по-настоящему замечательные произведения. Из рассказов следует выделить несколько, наиболее интересных по поставленным проблемам и совершенным по художественным достоинствам.

Самый популярный рассказ «Алмаз величиною с Ритц». Рассказ близок к сказке, сюжет его увлекателен и фантастичен. Герой рассказа — молодой человек, студент Джон Унгер, наивный мечтатель, связывавший с богатством все жизненные идеалы, гостит на каникулах в семье своего друга Вашингтона. Ничего не подозревающий Джон попадает в обстановку ошеломляющего, фантастического богатства, основанного на том, что отец ныне живущего владельца замка обнаружил в свое время алмаз величиною в … кубическую милу. Чтобы стать полновластным и единственным обладателем находки, Вашингтон-старший тщательно маскирует это место, составляет ложные топографические карты и ограждает свой участок всеми доступными для него средствами. Людям, попадающим в его владение, не суждено выйти, дабы не разгласить весть об этом кладе. Нет на всей земле человека богаче или равного владельцу алмаза. И Фицджеральд предоставляет своему герою возможность окунуться в атмосферу богатства до наступления горького отрезвления. Фицджеральд признавался, что при создании этой новеллы ему хотелось помечтать о красивой жизни среди роскоши и неги, и писатель пускает в ход свой блестящий талант для описания этой сказочно-великолепной виллы, где умелые художники и архитекторы все подчинили законам красоты и комфорта и создали ощущение достигнутой гармонии и абсолютного счастья. Эта жизнь оказалась прекрасней самой мечты, превзошла все представления юного неопытного героя. Но героя, как и других гостей замка, ожидает расплата за короткий праздник-смерть. И постепенно автор разрушает миф о возможности счастья, возможности, как будто созданной богатством. Герой видит в подземном склепе тех, кто своими руками возвел эти дивные сооружения и создал действительные ценности. Они — рабы, которым суждено здесь умереть. Они отторгнуты от своих семей, от родных мест и не пользуются никакими благами. На их долю достался бессильный гнев и мечта о мщении.

По сути дела, эта вилла — образец государства деспотии, а хозяева — носители смерти и неслыханной тирании. Случай позволяет герою спастись от смерти, случай же позволяет разрушить этот замок зла. Так Фицджеральд решает основную тему новеллы — «богатство — зло», оно безнравственно и губительно, после общения с этим миром бриллиантов «в душе остается лишь жалкий дар разочарования.»

В этом рассказе, как и в большинстве других его произведений, проявилась удивительная способность Фицджеральда — способность «двойного зрения» (по определению известного американского историка литературы М. Каули). Фицджеральд мог быть одновременно зрителем и участником, удерживать две антагонистические идеи, принимать для себя психологию противоположных характеров, типов людей. Тот образ жизни, который вел Фицджеральд, позволял ему наблюдать мир преуспевающего сословия. Рисуя жизнь людей этого класса, писатель сначала создает поэтическую картину внешне красивой стороны их жизни, на время проникаясь их психологией. Затем постепенно художник развенчивает эту жизнь как зритель, беспощадно обнажая ее преступную сущность, — вступает в действие «второе зрение». Почти во всех произведениях можно проследить это удивительное свойство таланта Фицджеральда.

Рассказ «Богатый молодой человек» еще более, чем предыдущий, наполнен ненавистью к магнатам и дельцам, никогда не знавшим горечи нужды, с малолетства уверенным в том, что им все дозволено. Герой рассказа Энсон, человек очень богатый, к тридцати годам становится скучным стариком, ибо за всю свою жизнь ему ни разу не пришлось столкнуться с обязанностями, с нуждой, тяжелой утратой, с необходимостью решать сложные жизненные проблемы. Не было у него даже мечты или какого-нибудь идеала — все заменяли деньги. Равнодушно и холодно прошел он мимо большого чувства любви, сделав несчастной любящую его девушку. Свой цинизм и жестокость по отношению к женщинам он прикрывает лицемерными фразами о защите моральных устоев общества. Писатель старается доказать, что жизнь этих людей — «вечный компромисс с совестью».

Рассказ «Возвращение в Вавилон» отличается от первых двух и, пожалуй, от большинства рассказов обостренной элегической грустью: грусть эта вызвана сознанием безвозвратности жизненных утрат -утраты юности, близкого человека, сильного чувства. Герой рассказа Чарли потерял любимую жену, умершую от чахотки. Горе его велико и усиливается горьким сознанием своей вины: это он, вовлеченный в головокружительный водоворот «бума», ускорил ее смерть, ведя беспорядочную пьяную разгульную жизнь. В тягостном одиночестве Чарли тянется к единственно близкому существу — к дочери, но родители его жены, не доверяя ему, разлучили его с дочерью и намерены лишить его прав отца. С глубоким проникновением передает писатель психологию Чарли и его дочери, их молчаливое взаимопонимание и обоюдное желание жить вместе и одновременно сознание невозможности пробить стену глухой враждебности и недоверия богатой семьи. Чарли понимает, что он уже искупил свою вину страданием и одиночеством, что даже его жена, имевшая права на укоры и обиду, не пожелала бы ему такой тоски и отчаяния. Создавая образ типичного представителя «эпохи джаза», Фицджеральд показывает, как мучительно отрезвление после бессмысленной погони за весельем и сомнительными радостями.

В рассказе «Первое мая» отразились действительные события, имевшие место в Америке, — разгром первомайской демонстрации полицией. Фицджеральд писал, что «это было то событие, которое неизбежно должно было оттолкнуть молодых людей, сравнительно склонных к размышлению, от господствующих порядков».

В большой город после победоносного окончания войны стекаются люди, среди которых — вернувшиеся с фронта солдаты и ожидающие их женщины, богатые торговцы и горькие неудачники, бездомные нищие и преуспевающие светские кутилы. Война перевернула весь привычный уклад: одних поставила на путь благополучия, других, наоборот, выбила из привычной колеи и обрекла на страдание и полнейшую обездоленность. Есть здесь и социалисты (наивно изображенные автором), которые раскрывают на митингах бессмысленность прошедшей бойни. В эпизоде, показывающем разгром редакции социалистов солдатами, симпатии автора явно на стороне социалистов, но их идеалы писатель описывает очень туманно и неопределенно.

Центральные герои рассказа Гордон Стеррет и Филипп Дин, когда-то окончившие Иейлский университет, встретившись после войны, не только не могут понять друг друга, но испытывают обоюдную ненависть. Благополучный, довольный собой Дин видит в бесвкусной пышности веселящейся толпы воплощение силы, молодости, манящих наслаждений, в то время как Гордон вспоминает, как часто он в этой толпе ходил голодный, бездомный, и понимает, что впереди его ждет унылая бесконечная борьба. Филипп Дин — воплощение душевной холодности и откровенного сытого эгоизма. Гордон Стеррет — типичный представитель «потерянного поколения», лишенный всех необходимых жизненных опор и видящий выход из мучительного тупика в самоубийстве.

Фицджеральд заслуженно считался мастером короткого рассказа. Сюжеты его рассказов по большей части очень драматичны, а психология героев дается с большой тонкостью и глубиной.

В 1922 году выходит новый роман «Прекрасные и проклятые», в котором меньше автобиографического и выстраданного, нежели в предыдущем. Центральная идея романа — проблема существования человека в условиях американской псевдодемократии, проблема губительного воздействия капитала на человека. Всем ходом повествования автор убеждает, что богатство порождает себялюбие, высокомерие, равнодушие, цинизм. Герои романа красивы, но жестоки, жизнь их внешне блестяща, но по сути преступна, ибо капитал не добывается чистыми руками. Вновь проявилась способность «двойного зрения» художника.

Вышедший в 1925 году роман «Великий Гэтсби» явился, бесспорно, лучшим произведением Фицджеральда и вершиной американского романа XX века. В нем проявилась зрелость писателя-реалиста и высокое мастерство чуткого художника слова. Новый роман глубоко социален, т.к. изображенные в нем события и характеры имеют непосредственное отношение к американской жизни начала XX века. С огромной художественной убедительностью писатель развенчивает мир фальшивых духовных ценностей респектабельных буржуа, лживость американской цивилизации, вновь и вновь раскрывается страшная сила «поганых денег», трагическая бессмысленность погони за богатством. Сила воздействия романа объясняется и тем, что, как никогда до этого, Фицджеральд дает нам понять трагедию гибели высокой человеческой мечты, пришедшей в столкновение с суровой прозой жизни, трагедию загубленного и поруганного большого чувства, гедию утраты красоты в условиях бешеного «джазового века».

Сложен и противоречив образ главного героя. Великий Гэтсби — это богатейший делец, скопивший после Первой мировой войны неслыханное богатство. Его окружают состоятельные, но чуждые ему американцы; для них он устраивает неслыханные по размаху и роскоши оргии, где царит атмосфера фамильярности, пошлости, сплетен, обстановка дешевого флирта, легко возникающих и тут же улетучивающихся страстей и привязанностей. Один Гэтсби сохраняет на этом фоне сдержанную корректность и абсолютную трезвость. Он одинок, хотя вокруг толпится народ, он несчастлив, хотя неправдоподобно богат. Писатель не сразу дает нам возможность понять Гэтсби и узнать историю его жизни. В роман введен некто Ник Каррауэй, который как бы со стороны, от автора, смотрит на события, оценивает юс, против воли принимает в них участие. Он-то и становится единственно близким Гэтсби человеком. Сначала Гэтсби отталкивает Ник ибо он воплощал в себе все, что Ник презирал и ненавидел во всем сословии богачей: самоуверенность собственника, нечистую совесть узость интересов и т.д. Но постепенно он узнает Гэтсби и понимает, что этот «нувориш» обладал удивительным, «поистине великолепным даром повышенной чувствительности ко всем жизненным посулам, даром надежды, романтическим запалом, не имеющим ничего общего со скоротечным артистическим темпераментом». И автор рассказывает трогательно-романтическую и вместе с тем трагическую историю любви Гэтсби к богатой аристократке Дэзи. Будучи еще бедным молодым человеком, Гэтсби влюбляется в красавицу из богатого дома. Дэзи отвечает ему взаимностью, но бедность жениха пугает ее, и, когда Гэтсби уезжает на войну, она выходит замуж за богача Тома Бьюкенена. Возвратившись с войны, Гэтсби узнает об этом и отныне подчиняет свою жизнь служению своей дорогой мечте — вернуть любовь Дэзи. Недосягаемость мира, в котором живет Дэзи, делает его для Гэтсби особенно притягательным и желанным. Он обожествляет Дэзи и ее привилегированное общество и решает любыми средствами добиться огромного богатства, чтобы поразить любимую и завоевать ее чувства. Так с самого начала Гэтсби встает на ложный и трагический путь, соединяя в одно любовь и деньги, рассчитывая купить любовь. И он действительно становится баснословно богатым, благодаря преступным авантюрам и торговым сделкам, не утрачивая при этом своеобразного внутреннего благородства и цельности, тем самым поднимаясь выше всей окружающей его нравственно нищей толпы. Так Фицджеральд показывает, что, даже становясь преступником, Гэтсби остается Великим.

Обладая воображением художника, Гэтсби годами создавал идеал своей возлюбленной, идеал, оказавшийся неизмеримо выше реальной Дэзи. Произошедшая через несколько лет встреча обманула Гэтсби: Дэзи отвергла его любовь, ибо она ничто не может изменить в привычном укладе своей жизни. Гэтсби понимает, что мечта, служению которой были подчинены его нравственные и физические силы, терпит крах. Усилия, направленные на приобретение баснословного богатства, оказались бессмысленными, а идеалы — ложными. Американский критик Л. Фидлер называет Гэтсби «последним романтиком в американском литературе».

Но Гэтсби не оказывается рабом созданного богатства; все обесценивается от одного неодобрительного взгляда любимой, все мгновенно приходит в упадок, дом теряет своего хозяина. Рухнул «карточный домик», погибла мечта, Гэтсби не на что больше опереться, и в конце романа автор приводит своего героя к трагической развязке. Гэтсби умирает. Он дорого заплатил за «слишком долгую верность единственной мечте». Гэтсби уходит из жизни всеми оставленный, мгновенно позабытый минутными друзьями, одинокий в своей трагедии, не получивший от богатства ожидаемого счастья. Так в одном герое соединяется высокое и пошлое, преступное и трагическое, близкое самому автору и глубоко чуждое ему.

Проза Фицджеральда в этом романе достигает в отдельных местах удивительной поэтичности, лиричности, редкой эмоциональной насыщенности. Это произведение — вершина творчества Фицджеральда. Сам писатель признавал, что «Гэтсби» — лучшее его произведение, что он выполнил долг художника.

Роман не имел большого коммерческого успеха, хотя о нем много писали. Но американская пресса предпочла преподнести роман только как роман на морально-этические тема, закрывая глаза на огромное социальное звучание, пронизавшее все образы. Высокая оценка критики пришла позже, и роман был признан величайшим произведением американской литературы.

Добившись материальной независимости, Фицджеральд не может предотвратить беды, внезапно обрушившейся на его семью: в 1930 гo-ду острой формой шизофрении тяжело и безнадежно заболевает жена писателя. Неожиданная трагедия поначалу отрезвляет Фицджеральда, он пытается бороться с алкоголизмом, который стал принимать угрожающие масштабы; вновь дает себя знать туберкулез, мучивший писателя в ранней юности. Писатель, сознавая свою ответственность перед семьей, старается всеми способами упрочить материальное положение. Вот его горькое признание по этому поводу: «Теперь я буду писать дешевые произведения, пока не наберу достаточно денег, чтобы взяться за следующий роман. Не в моей власти снизить материальный уровень нашей жизни». Все глубже становится трагический разлад писателя с собственной совестью, все мучительней сознание вины перед искусством. Фицджеральд помещает в модном журнале «Сатердей ивнинг пост» ходкие прибыльные рассказа, которые дали Хемингуэю основание упрекнуть Фицджеральда в том, что он занимается «проституированием» искусства.

Упадок мастерства художника в период его глубокой моральной подавленности обнаружился особенно контрастно на фоне того яркого и стремительного взлета, который переживала американская литература в начале 30-х годов.

То было время, когда идеи Великой русской революции, идеи коммунизма стали популярными среди американских рабочих, фермеров, интеллигенции, когда демонстрации и стачки потрясали до основания социальный строй США. Сила рабочего класса оказалась внушительной и убедительной. Это десятилетие получило название «грозного», «голодного», «бурного», «гневного», «пролетарского» и т.д. Таковой была и литература, насыщенная социальными проблемами, встревоженная страшными тенденциями фашизма, пробуждающая интерес к рабочему движению.

Лучшие произведения этих лет — «Гроздья гнева» Д. Стейнбека, «Глубинный источник» Мальца, «По ком звонит колокол» Хемингуэя, «Трагическая Америка» Т. Драйзера, «Лисички» Л. Хелман, «Деревушка» У. Фолкнера — полны протеста против бесчеловечности капитализма и призыва к защите человеческой личности, к признанию ее ценности. Судьба молодого человека в послевоенной Америке особенно волновала писателей «гневного» времени.

Творчество Фицджеральда стоит несколько особняком в этом потоке литературы.

К счастью, творческий спад писателя в этот период не был застойным. Слабые произведения перемежались с произведениями высокого мастерства,, ибо его больная совесть всегда сохраняла в нем взыскательного художника.

Творчество Фицджеральда все более питается личными переживаниями. Порой, по его собственному признанию, он сам не различает, когда действует и мыслит он сам, когда — его герои.

В 1934 году Фицджеральд выпускает новый роман — «Ночь нежна» Роман также глубоко социален и детально психологичен, хотя он и поднимается до уровня «Великого Гэтсби». Новый роман был задуман как документ эпохи, как «свидетельство всеобщего распада», по знанию самого Фицджеральда. Снова звучит тема губительной власти богатства, опасности близкого и длительного соприкосновения та с обеспеченностью. Но этот роман отразил наиболее трезвое отношение Фицджеральда к классу преуспевающих и трагическое пpeoдоле-нке романтических представлений писателя о богатстве. Преодоление не было легким, оно стоило многих душевных сил.

Молодой талантливый психиатр Дик Дайвер лечит душевно больную девушку Николь Уоррен из богатой аристократической семьи. Дик влюбляется в нее, и они женятся. Однако, в браке, заключенном по искреннему взаимному чувству, постепенно обнаруживается глубочайшая пропасть, ибо произошло нечто вроде торговой сделки: семейство Уорренов покупает за огромные деньги постоянного талантливого врача для своей дочери. Отныне для Дика наступает обеспеченная жизнь. Поначалу Дик сопротивляется законам и условиям жизни в «золотой клетке»; видя в науке свое истинное назначение, он пытается работать и создает иллюзию, что он существует за счет своих трудов, но скоро его идеалистические представления заходят в тупик. Уж очень быстро растут дохода Николь, и соответственно падает ценность его работы, его таланта. Из ученого с демократическими взглядами и самостоятельным мышлением, из малого обаятельного человека Дик постепенно превращается просто в мужа Николь, склонного к праздной роскошной жизни и постоянному употреблению алкоголя. На смену далеко идущим планам ученого, оптимистическим надеждам идеалиста пришли глухое раздражение, апатия, неясная злоба и пессимизм. Дик оказался слабым для борьба со «сладкой жизнью», для борьбы за свою любовь. Происходит трагический поворот: Николь выздоравливает, благодаря бережному и любовному уходу Дика, и покидает его, отдав . предпочтение откровенному профессиональному убийце, которому все равно, кого убивать, в какой стране и в какой войне убивать. Дик же, потеряв волю к постоянному кропотливому труду, растеряв свое огромное человеческие обаяние и став алкоголиком, оказался вышвырнутым за борт. Эта трагическая гибель ученого и человека показана очень тонко, глубоко, с присущие Фицджеральду психологизмом и лично выстраданной болью.

Последние годы жизни писателя были необычайно тяжелыми. Жена находится в лечебнице для душевно больных, и Фицджеральд старается заглушить горечь несчастья вином. Из веселого, энергичного, блестяще талантливого писателя, кумира молодежи он превращается в глубокого пессимиста и безнадежно больного человека. В конце он связывает свою судьбу с Голливудом и пишет сценарии, среди которых есть превосходные вещи, а есть чисто коммерческие поделки. Но в тоже время Голливуд дает ему пищу для новых наблюдений, он видит бизнесменов в искусстве, и последние усилия таланта вызывают к жизни несколько блестящих глав нового романа «Последний магнат».

Действие происходит в Голливуде, и основные герои связаны с кинопромышленностью. Б этом мире царят дельцы, лишенные творчески го начала и элементарной порядочности. Среди них есть лишь один истинный ценитель искусства и знаток своего дела — Монро Стар, Он и есть последний магнат. Этот богач, предприниматель, царек кинопромышленности наделяется автором многими человеческими достоинствами: он глубоко порядочен, тонок в оценке искусства, справедлив до жестокости, глубок и постоянен в своей любви. Как и Гэтсби, Монро Стар дорог Фицджеральду своей цельностью. И поэтому автор склонен представить героя в некоем ореоле. Стару противостоит делец Брэйди, лишенный творческого начала и человеческого обаяния. Это типичный: коммерсант Голливуда. Монро И Брэйди — представители двух несовместимых лагерей, и борьба этих лагерей приводит Стара к смерти. Основная тональность романа — враждебное отношение к типичным магнатам американского кино. Стар — лишь исключительная личность, которой нет места в современном киноискусстве.

Б 1940 году, не окончив романа, Фицджеральд умирает. Читателей XX века долго будет волновать судьба большого талантливого писателя, судьба, столь характерная для мира предпринимательского отношения к искусству.

Фицджеральд всегда был чуток к духу времени, к настроению американской мыслящей публики. Американские критики после его смерти писали, что творчество Фицджеральда принадлежит не только Америке, но всей мировой литературе. Скорбь художника по утраченной красоте и поэзии в мире бизнеса и погони за наживой, боль за одинокого бессильного перед властью золота человека звучит как трагическое предупреждение всему миру.

ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ВЕЧЕРА

Вступительное слово

Художественная часть

В программу художественной части рекомендуется включить несколько отрывков из произведений Фицджеральда. Из романа «Великий Гэтсби» рекомендуется сцена, в которой Том узнает, что его жена Дэзи и Гэтсби уже несколько лет любят друг друга, а Гэтсби убеждает Дэзи покинуть мужа.

Daisy rose, smiling faintly, and went to the table.

«Open the whiskey, Tom,» she ordered, «and I’ll make you a mint julep. Then you won’t seem so stupid to yourself. . . . Look at the mint!»

«Wait a minute,» snapped Tom, «I want to ask Mr. Gatsby one more question.»

Из рассказа «Возвращение в Вавилон» предлагается сцена, в которой Чарли, потерявший жену, приезжает к сестре жены за своей дочерью, но встречает отказ и враждебность.

They were waiting. Marion sat behind the coffee service in a dignified black dinner dress that just faintly suggested mourning. Lincoln was walking up and down with the animation of one who had already been talking. They were as anxious as he was to get into the question. He opened it almost immediately:

«I suppose you know what I want to see you about-why I really came to Paris.»

МАТЕРИАЛЫ К ВЫСТАВКЕ

Из высказываний о Ф. Скотте Фиццжеральде:

«A beautiful talent is exactly what he (Fitzgerald) had and what shines indimmed through all his best work. Nor was it ever ruined, in quality if not in quantity, as his life was. In a miraculous fashion, against frightening odds, the writer in him as distinct from the self-destructive man, was preserved to the very end». J. B. Priestley. Introduction. — В кн: Fitzgerald.F.S. The Bodley head. Vol.1 Lnd., 1958, p.10.

«Fitzgerald was anything but an integrated personality. He was a richly confused character, in which, as I chall try to show, at least two sharply contrasting and opposed strains can be discovered. Everything about his character and career, his name and fame, tends to be odd and unexpected, paradoxical, bizzarre. He was thought to be trumpeter of the Jazz Age and yet in fact never identified himself with it and was deeply hostile to many manifestations. At the very time when he was accepted as a symbol of youthful sophistication, he was essentially unsophisticated, naive and romantic». J. B. Priestley. Там же, р.7.

’His talent was as natural as: the pattern that was made by the dust on a butterfly’s wings. At one time he understood it no more than the butterfly did and he did not know when it was brushed or marred. Later he became conscious of his damaged wings and of their construction and he learned to think and could not fly any more because the love of flight was gone and he could only remember when it had been effortless«. Hemingway E. A moveable feast. Lnd., 1964, p. 128.

«…“The Great Gatsby» offers some of the severest and closest criticism of the American dream that our literature affords. Read in this way, Fitzgerald’s masterpiece ceases to be a pastoral documentary of the «Jazz Age» and takes its distinguished place among those great national novels whose profound corrective insights into the nature of American experience are not separable from the artistic form of the novel itself. That is to say, Fitzgerald — at least in this one book — is in a line with the greatest masters of American prose. «The Great Gatsby» embodies a criticism of American experience — not of manners, but of a basic historic attitude to life — more radical than anything in James’s own assessment of the < deficiencies of his country. The theme of «Gatsby» is the withering of the American dream«. M. Bewley. Scott Fitzgerald’s criticism of America. -В кн.: Fitzgerald. A collection of critical essays. N.Y.,1965, p. 125.

«The commonplace about Scott Fitzgerald is that he was “The laureate of the “Jazz Age“. If this means anything, it means that he was a kind of eulogistic fictional historian of the half dozen years’ following the first World War when there was such a marked change in American manners. In fact, however, Fitzgerald never simply reported experiences every one of his books is an attempt to recreate experience imaginatively. It is true that the objects, the people, the events, and the convictions in terms of which his imagination functioned were profoundly American and of his time… The substance out of which Fitzgerald constructed his stories, that is to say, was American, perhaps more completely American than that of any other writer of his time. It is possible, therefore, to read his books simply for their sensitive record of his time; but there is a great deal more to them than this“. Arthur Mizener. F. Scott Fitzgerald. 1896-1940. The Poet of Borrowed Time- В кн.: F. Scott Fitzgerald. The man and his work. N.Y., 1962, p.23.

«“The Great Gatsby“ has interested and excited me more than any new novel I have seen, either English or American, for a number of years. … In fact it seems to me to be the first step that American fiction has taken since Henry James…“ T. S. Eliot. A Letter on The “Great Gatsby.“ Там же. p. 93.

«“The Last Tycoon“ — his most mature writing and promised to be his supreme achievement. Its central character, Monroe Stahr, is undoubtedly Fitzgerald’s finest individual creation, and the Hollywood of the middle thirties that the novel reveals to us, from the inside, is not the usual gaudy and unreal backcloth of film fiction but the real place as some of us remember it. And for my part I would rather have written this unfinished novel than the total works of some widely — admired American novelists.» J. B. Priestley. Introduction. — В кн.: Fitzgerald,F.S. The Bodley head. Vol.1. Lnd., 1958, p.15-16.


Составлено отделом методического руководства Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы. Москва, 1971

Яндекс.Метрика