Н. А. Кубанев
Творчество Ф. С. Фицджеральда в оценке советской критики


Творчество Ф. С. Фицджеральда (1896—1940) явилось важной вехой на пути развития американского реализма первой половины XX века. В своем творчестве Скотт Фицджеральд отразил характерные для американской действительности конфликты: общую деградацию американской цивилизации, трагическую судьбу незаурядной личности в капиталистическом мире, тлетворное воздействие «больших денег» на душу человека, поиски эстетических ценностей, противостоящих нормам буржуазной морали. Яркое дарование Фицджеральда-реалиста обусловило большой интерес к его творчеству литературоведов многих стран мира, в том числе переводчиков и исследователей в Советском Союзе.

Впервые советский читатель познакомился с творчеством Фицджеральда в 1958 году, когда на русский язык был переведен его остросоциальный рассказ «Первое мая» (перевод Т. Озерской). Но подлинное открытие Фицджеральда в нашей стране произошло после выхода в 1965 году в издательстве «Художественная литература» вершинного произведения писателя — романа «Великий Гэтсби» (перевод Е. Калашниковой). В 1971 году был издан второй роман Фицджеральда — «Ночь нежна» в том же переводе. В 1977 году на страницах журнала «Иностранная литература» был опубликован неоконченный роман С. Фицджеральда «Последний магнат» (перевод О. Сороки). Кроме романов, в нашей стране издан ряд лучших рассказов писателя, в том числе «Алмаз, величиной с отель Риц», «Военные бэби», «Молодой богач», «Опять Вавилон». В 1977 году в издательстве «Художественная литература» вышел трехтомник избранных произведений Фицджеральда.

Творчество писателя явилось предметом исследования большого числа советских литературоведов. Работы Я. Н. Засурского, М. О. Мендельсона, М. Ландора, А. И. Старцева, А. Зверева, А. Н. Горбунова. Н. Б. Колесниковой внесли серьезный вклад в дело изучения литературного наследия Фицджеральда. Наряду со статьями и другими публикациями, творчеству Скотта Фицджеральда в нашей стране посвящено несколько кандидатских диссертаций.

Советские исследователи, используя достижения прогрессивного американского литературоведения, положили конец бытовавшему в течение длительного времени представлению о том, что Фицджеральд в своих произведениях лишь прославлял жизнь богачей и кутил-миллионеров, возбуждая у молодежи тягу к «сладкой жизни» (подробнее смотри нашу статью: «Творчество Ф. С. Фицджеральда в оценке американской критики». — Литературные связи и проблема взаимовлияния. - Горький, 1978, с. 28-38.). Советские литературоведы выявили полную несостоятельность оценки Фицджеральда как «трубача века джаза», внесли значительный вклад в дело «реабилитации» Фицджеральда как человека и художника. Одним из первых исследователей творчества С. Фицджеральда в нашей стране в 50-е годы был И. Анисимов. Его работы, внесшие значительный вклад в изучение творческого наследия писателя, носили отпечаток несколько субъективного подхода к решению ряда сложных проблем, связанных с философией и поэтикой его произведений.

Важной вехой в развитии советского фицджеральдоведения стали 60-е годы. Статьи М. Ландора (Трагедия американского писателя. — Вопросы литературы. 1960. №10, с. 224-230), М. Мендельсона (Второе зрение Скотта Фицджеральда. — Вопросы литературы. 1965. №3, с. 102-125), А. Старцева (Горькая судьба Фицджеральда. — Иностранная литература. 1965, № 2, с. 172-180) привлекли внимание литературоведов к изучению творческого наследия Фицджеральда. В них впервые была поставлена проблема метода и стиля писателя. Названные авторы вступили в острую полемику с буржуазными критиками, пытавшимися оторвать Фицджеральда от эпической традиции, связанной с углубленным интересом к важнейшим социальным проблемам. Американские литературоведы — Л. Триллинг, У. Трой, Р. Моррис, Л. Фидлер, Э. Уоннинг, опираясь на пресловутый «биографический метод», справедливо получивший резко отрицательную оценку со стороны большинства советских ученых, в частности академика М. Храпченко, замалчивали критическую, антибуржуазную направленность творчества Фицджеральда. Работы ведущих советских ученых явились противовесом американским буржуазным исследованиям.

В 70-е годы были опубликованы статьи Н. Колесниковой («Американская трагедия» талантливого интеллигента в США. «Сильные мира сего» в романе Ф. С. Фицджеральда «Ночь нежна» В сб.: К проблеме романтизма и реализма в зарубежной литературе конца XIX-XX веков. МОПИ 1975, с. 150-160), А. Зверева (Френсис Скотт Фицджеральд. В кн.: Ф. С. Фицджеральд. Избр. произв. в 3 тт. М. Худ. лит. 1977, с 5-28), Н. Анастасьева (Гибель мечты, или Уроки Скотта Фицджеральда. — Литературная газета. 1978, 13 дек., с. 15). В них поднимаются важные вопросы идейного и художественного развития писателя: прослеживаются этапы творческого пути Фицджеральда, рассматривается морально-этическая проблематика его произведении (Н. Колесникова), исследуются причины духовной драмы писателя (А. Зверев), ставится очень важная и вместе с тем наименее разработанная проблема влияния Фицджеральда на современный ему литературный процесс, в частности, на творчество Э. Хемингуэя, Т. Вулфа, У. Фолкнера (Н. Анастасьев).

Как мы уже отмечали, творчеству Фицджеральда посвящены кандидатские диссертации А. Н. Горбунова «Романы Скотта Фицджеральда» (МГУ, 1968) и Н. Б. Колесниковой «Творческий путь Ф. С. Фицджеральда» (МОПИ, 1971). Заслуга Н. Б. Колесниковой состоит в исследовании малоизученных аспектов творчества Фицджеральда: новеллистики писателя, а также некоторых вопросов, связанных со спецификой сюжетосложения и приемов типизации.

В 1974 году в издательстве «Наука» вышла книга А. Н. Горбунова «Романы Френсиса Скотта Фицджеральда», созданная на материалах диссертации. Это первая в нашей стране монография, посвященная жизни и творчеству американского писателя. А. Н. Горбунов прослеживает формирование и эволюцию философских и эстетических взглядов прозаика, ставит проблему его метода и стиля. Монография А. Н. Горбунова вносит серьезный вклад в дело изучения творчества Фицджеральда, являясь трудом, во многом отразившим достижения советского литературоведения.

В 1981 году состоялась защита кандидатских диссертации В. И. Бельчук «Традиции и новаторство в творчестве Ф. С. Фицджеральда» (МШИ) и В. К. Кухалашвили «Место Френсиса Скотта Фицджеральда в американской литературе 20— 30-х годов XX века» (Ин-т литературы АН УССР). Обе диссертации представляют несомненный интерес для фицджеральдоведения, по-новому освещают многие аспекты творчества писателя. В диссертации В. И. Бельчук поставлена проблема воздействия предшествующей литературной традиции на становление и развитие прозы Ф. С. Фицджеральда. Автор дает глубокое осмысление влияния романтизма на творчество писателя, прослеживает процесс возникновения и трансформации «романтического героя» Фицджеральда, рассматриваеттворчество прозаика как единую идейно-эстетическую систему, выделяя при этом ряд уровней техники повествования. Вместе с тем. в диссертации, с нашей точки зрения, имеется ряд спорных положений. В частности, противоречит истине утверждение, что только после выхода в СССР «Великого Гэтсби» (1965) в нашем литературоведении «появилось несколько работ, кратко познакомивших советского читателя с лучшими произведениями Фицджеральда». Налицо известная недооценка работ советских исследователей 60—70-х годов. При рассмотрении автором диссертации вопроса о влиянии на Фицджеральда предшествующей литературной традиции вызывает сомнение правомерность смещения акцента исключительно в пользу романтизма.

В работе В. К. Кухалашвили дан обстоятельный идейно-тематический анализ произведений писателя, уделено внимание предшествующей литературной традиции, в частности, воздействию классической русской литературы (Достоевский, Гоголь) на творчество Фицджеральда, поставлена проблема влияния Фицджеральда на современных американских писателей.

К числу последних работ о Фицджеральде принадлежит статья М. Кореневой «Творческое наследие Ф. Скотта Фицджеральда». В ней дается аналитический обзор произведений писателя, вошедших в сборник «Цена была высока» (1979) под редакцией одного из ведущих американских фицджеральдоведов М. Брукколли. М. Коренева справедливо акцентирует внимание на критической направленности творчества Фицджеральда последних лет, подчеркивает историзм художественного метода писателя, взаимосвязь судеб страны и отдельной личности в романах Фицджеральда, на что впервые обратил внимание американский критик Д. Каллахан. Вместе с тем, в обзоре вновь фигурирует досадная неточность в переводе новеллистического сборника «Taps at Reveille» (1935). Название данного сборника, посвященного теме пресыщения, нравственного оскудения американцев на фоне экономического процветания, утраты духовных идеалов и моральных устоев в юности, следует перевести, как «Отбои на заре». Формальные переводы («Сигналы побудки», «Стук на рассвете», «Побудка на заре») искажают символику названия и суть сборника, в котором автор убеждает своих соотечественников в том, что «американский образ жизни» нравственно калечит молодежь, лишая ее веры в будущее.

Обзор советского «фицджеральдоведения» позволяет нам выделить ряд проблем, связанных с идейными и художественными исканиями писателя, с генезисом его творческого развития. К числу важнейших проблем, поставленных советскими литературоведами, следует отнести исследование драйзеровской традиции в творчестве Скотта Фицджеральда. Эта проблема ставится в различных аспектах в работах Я. Н. Засурского, М. О. Мендельсона, М. Ландора, А. И. Старцева, М. В. Урнова, А. Н. Горбунова, Н. Б. Колесниковой. Выявление советским литературоведением типологических связей произведений Фицджеральда и Драйзера способствует углубленному пониманию эволюции творчества Фицджеральда в русле реалистических традиций.

Принадлежа к разным стилевым течениям в американском реализме XX века, Фицджеральд и Драйзер очень близки в своем социальном видении Америки. Их объединяет общее неверие в прогресс дегуманизированной американской цивилизации. «Великий Гэтсби» и «Американская трагедия» развенчали миф об «американской мечте», показали ее полную несостоятельность. Несмотря на кажущееся различие, трагедия Гэтсби и Гриффитса имеет много общего. «Первопричина у них одна», — указывает Я. Н. Засурскнй, — «это американская трагедия, трагедия человека, погубленного буржуазной Америкой с ее девизом «деньги все могут». Джеймс Гэтсби и Клайд Гриффитс вступают в жизнь, полные иллюзий, уверенные в успехе. Но действительность рушит их мечты. Оба гибнут не достигнув цели, с чувством горечи и разочарования. По мнению А. Н. Горбунова, «Фицджеральд создал свой, оригинальный вариант «американской трагедии», высказав множество не менее глубоких, чем у Драйзера, мыслей о современной Америке».

Следует отметить и некоторое сходство образа Гэтсби с другим героем Драйзера — Фрэнком Каупервудом. И тот и другой являются self-made men, не лишенными внешнего обаяния. По внутреннему складу Гэтсби ближе Каупервуду, чем Гриффитсу. Для обоих деньги не самоцель, а лишь средство для удовлетворения своих желаний. Но в конечном итоге. Гэтсби и Каупервуд осознают бессилие денег. Ни тот, ни другой не оставляют после себя зримого следа в жизни. И это закономерный финал для тех, кто поверил в ложные ценности и лживые идеалы. Драйзер и Фицджеральд, продолжив классическую традицию «романакарьеры» XIX в новых исторических условиях, создали произведения, отвечающие духу и требованию своего времени.

Будучи писателем-реалистом, Фицджеральд сохранил в своем творчестве тесную связь с романтической традицией американской литературы. Подобно американским романтикам, Фицджеральд идет к широким социальным обобщениям от исследования внутреннего мира отдельной личности, пытаясь понять частное и общее в их единстве. Фицджеральд отдает дань романтической эстетике и в использовании приемов символики. И, конечно же, влияние романтической традиции отразилось в самом образе Гэтсби.

Анализируя проблематику романа и останавливаясь на своеобразии характера главного героя — Джея Гэтсби, М. Ландор определяет его как трагически одинокого романтика американского образца. М. Ландор был одним из первых советских исследователей, обративших внимание на связь творчества Фицджеральда с романтической традицией. Но, в отличие от романтиков, Фицджеральд не ищет идеального героя вне пределов буржуазного общества, «романтики» Фицджеральда (Гэтсби, Дайвер, Стар) не символизируют «некоррумпированную» личность, противопоставляющую себя буржуазному миру. Они живут в действуют в реальной обстановке Америки XX века. Фицджеральд ясно осознает закономерную и исторически обусловленную обреченность своих романтических героев. И в этом заключается особенность Фицджеральда-мыслителя и художника.

Вопросы творческой методологии Скотта Фицджеральда получили освещение в работах М. Мендельсона. Я. Засурского, Т. Мотылевой, А. Горбунова. Советские литературоведы рассматривают ключевые проблемы художественного развития писателя. В статье «Второе зрение» Скотта Фицджеральда (1965) М. О. Мендельсон ставит вопрос о некоторых особенностях формы романов Фицджеральда «Великий Гэтсби». «Ночь нежна», «Последний магнат». Одним из главных достоинств Фицджеральда как писателя, с точки зрения Мендельсона, была способность «держать в сознании в одно и то же время две противоречащие друг другу идеи, сохраняя при этом способность мыслить». Речь здесь, по сути дела, идет об очень важном свойстве художественного видения Скотта Фицджеральда, породившего специфическую форму его романов, лирических по своему характеру и вместе с тем сохраняющих эпическое начало. Подчеркивая специфику художественного восприятия мира Фицджеральдом, Т. Мотылева замечает, что отношение к буржуазному обществу в произведениях прозаика дано, как правило, без широкого общественного фона, но зато с той тонкостью и точностью психологического анализа, которые свойственны лучшим писателям XX века. Советский литературовед справедливо подмечает художественную самобытность образа буржуазного мира у Фицджеральда, лишенного прямолинейной обличительности. Это концептуальное положение Т. Л. Мотылевой дает ключ к анализу эмоциональной атмосферы романов С. Фицджеральда, пронизанных тонким лиризмом и иронией.

Несмотря на успешную постановку советским литературоведением важнейших вопросов творческой методологии писателя, в целом проблема поэтики Фицджеральда нуждается в дальнейшем изучении.

Ф. С. Фицджеральд принадлежит к литературе «потерянного поколения». Литература «потерянного поколения» с ее ярко выраженным антивоенным, антибуржуазным пафосом, пристальным интересом к вопросам морально-этического содержания оказала заметное воздействие на последующую литературную традицию в странах Европы и Америки. Впервые в контексте данного литературного явления Фицджеральд введен Я. Засурским и А. Старцевым, которые рассматривают писателя как основоположника данной литературы. Я. Н. Засурский акцентирует внимание на своеобразной «поэзии отрицательных величин», столь характерной для творчества писателей «потерянного поколения» и ряда других американских авторов, в частности Теодора Драйзера.

Проблема взаимосвязи С. Фицджеральда с предшествующей и последующей литературной традицией представляется нам одной из важнейших. Советские литературоведы не обходят вниманием этот принципиальный вопрос. Еще в 1965 году М. Мендельсон поставил вопрос о связи- Фицджеральда с предшествующей традицией, в частности, творчеством Уолта Уитмена. О преемственности традиций Флобера и Конрада в творчестве Фицджеральда пишет в своей монографии А. Горбунов. Он приписывает им основополагающее влияние на становление творческой манеры писателя. Мы разделяем точку зрения А. Горбунова. Н. Анастасьев в статье «Гибель мечты, или Уроки Скотта Фицджеральда» (1978) подчеркивает, что вершинное достижение Фицджеральда — роман «Великий Гэтсби» знаменует новый этап в развитии американского реализма — отправную точку поиска новых начал, реализованных впоследствии в творчестве Стейнбека, Фолкнера, Хемингуэя, Вулфа. Н. Анастасьев справедливо отмечает, что «без суровой и поэтической правды «Великого Гэтсби» трудно себе представить дальнейшее движение литературы США в XX веке».

К числу дискуссионных как в советском, так и в зарубежном литературоведении относится вопрос о взаимоотношениях двух по-настоящему больших писателей — Скотта Фицджеральда и Эрнеста Хемингуэя. Решение этого вопроса, выходящего далеко за рамки частных отношений, имеет принципиальное значение для выявления истинного облика Фицджеральда — человека и художника. Эта тема вызывает пристальный интерес американских литературоведов. Свидетельство этому — издание в США специального ежегодника «Фицджеральд—Хемингуэй», а также выход в свет в 1978 году монографии М. Брукколли «Скотт и Эрнест: символ поражения и авторитет успеха».

В широко известном рассказе Э. Хемингуэя «Снега Килиманджаро» в реминисценциях героя прозвучала фраза: «Богатые скучный народ… Скучные и все на один лад. Он вспомнил беднягу Скотта Фицджеральда, и его восторженное благоговение перед ними». В этой фразе отразилась суть отношения Хемингуэя к Фицджеральду, никогда не считавшего его «серьезным» писателем. Мнение Хемингуэя было бы справедливым в том случае, если бы Фицджеральд вошел в американскую литературу лишь как автор коммерческих рассказов, созданных в угоду дешевым вкусам публики, но эта фраза относится к 1936 году, когда Фицджеральд был уже автором романов «Великий Гэтсби» и «Ночь нежна», антибуржуазную направленность которых не мог не почувствовать Хемингуэй.

Большинство наших литературоведов так или иначе выразили свое отношение к оценке Хемингуэя, показав ее полную необоснованность. Иной точки зрения придерживается Б. Т. Грибанов. Он утверждает, что «Скотт преклонялся перед богатыми людьми, благоговел перед ними». А. Зверев в комментариях к русским переводам писем С. Фицджеральда и А. Старцев в статье «Скотт Фицджеральд и «очень богатые люди» (1971) вступили с Б. Грибановым в убедительную полемику, доказав неправомерность подобного толкования личности писателя. Но в послесловии к русскому изданию романа Д. Олдриджа «Последний взгляд» (1978) Б. Грибанов вновь поднимает эту тему, выдвигая своеобразную теорию «любви-ненависти» Фицджеральда к представителям американской буржуазной элиты.

Необъективность взглядов Хемингуэя на творчество Фицджеральда доказывает и американский литературовед М. Брукколли — автор монографии «Скотт и Эрнест: символ поражения и авторитет успеха». С ним солидарен и рецензент монографии Скотт Дональдсон, который, как и М. Брукколли подчеркивает, что Фицджеральд, несмотря на все свои слабости, был «серьезным» писателем, что он имел полное право критически относиться к своему творчеству. Именно с этой точки зрения следует рассматривать серию автобиографических эссе «Крах». М. Брукколли замечает, что даже М. Перкинс — друг и издатель обоих писателей — убеждал Хемингуэя убрать фразу о «бедняге Скотте Фицджеральде» из романа.

Следует особо подчеркнуть, что «богатство» представляло для Фицджеральда не столько экономическую, сколько этическую категорию. Писатель глубоко осознавал органическую чужеродность «самых богатых» среде рядовых американцев. Он понимал, что «богатство» качественно меняет человека, превращает его в бездушного служителя «золотого тельца», лишает элементарных человеческих чувств и проявлений. «Они не похожи на нас с вами… Они из другого теста», — заявлял в одном из своих рассказов писатель. И хотя эта фраза вызвала резко-насмешливую реакцию Хемингуэя, она очень верно отразила суть отношения Фицджеральда к богачам, его «тлеющую ненависть к праздному классу». «Я никогда не мог простить богачам их богатство. И это чувство окрасило всю мою жизнь, и все мои книги», — однажды сказал Фицджеральд. Эту жизненную позицию он на деле доказал всем своим творчеством.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сказать, что советское литературоведение, опираясь на марксистско-ленинскую методологию, с подлинно научных позиций подошло к решению важнейших проблем идейного и художественного развития Ф. С. Фицджеральда, в том числе и к определению истоков духовной драмы писателя. Личная судьба Скотта Фицджеральда предстает в трактовке советских исследователей как типичное порождение трагедии художника в капиталистическом обществе. Четкость методологических позицийпозволила советским литературоведам глубоко и последовательно определить подлинное место Скотта Фицджеральда в историко-литературном процессе XX века.

Литературные связи и проблема взаимовлияния, Горький, 1982, (с. 86-95)

Яндекс.Метрика