Н. А. Кубанев (Арзамас)
Творчество Ф. С. Фицджеральда в оценке американской критики


Историю восприятия творчества Фицджеральда в США можно условно разделить на три этапа: первый — период раннего шумного успеха (1920-1925 гг.), когда после выхода в свет в 1920 году романа «По эту сторону рая» молодой писатель неожиданно вознесся на вершину преуспевания и материального благополучия. Для него, как по мановению волшебной палочки, открылись двери издательств и журналов. На какое-то время Ф. С. Фицджеральд превратился в воплощение сбывшейся «американской мечты».

В 1925 году был опубликован лучший роман Фицджеральда «Великий Гэтсби». Читатели и критика холодно встретили это произведение. Творчество писателя вступило в новую фазу: Фицджеральд твердо становился на позиции критического реализма. Америка ответила ему резким неприятием. Разочарование в творчестве Фицджеральда усилилось после выхода в свет романа «Ночь нежна» (1934 г.). Писателя стали обвинять в том, что он. исписался, растратил свой талант художника.

Второй этап (1925-1945 гг.) восприятия творчества Фицджеральда в Америке характеризуется глубоким охлаждением читательских кругов к творчеству писателя. Интерес к его произведениям пропадает. Имя Фицджеральда предается забвению. Большинство критиков тех лет оценивают писателя как бездарность и посредственность. В этом плане характерно высказывание крупнейшего литературоведа-демократа В. Л. Паррингтона, назвавшего Фицджеральда «смышленым мальчиком», который все время пытается говорить остроумные вещи, чтобы показать, как он умен. По мнению Паррингтона, Фицджеральд — «скороспелый и невежественный, маленькая свечка, уже сгоревшая до конца».

Оценку Паррингтона разделяют и другие литературоведы. Так, например, известный американский критик Карл Ван Дорен в своей книге «История американского романа 1789- 1930» (The American Novel 1789-1930, 1940), опубликованной в год смерти Фицджеральда, отмечает высокие художественные достоинства «Великого Гэтсби», но затем сводит на нет свою оценку, назвав лучшее произведение писателя коротким реалистическим романом о романтичном бутлеггере. Профессор Джозеф Уоррен Битч в книге «Американская художественная литература» (American Fiction, 1941) не только не уделяет внимания ни одному произведению Фицджеральда, но даже не включает ни одно из них в длинный список «лучших американских романов», рекомендованных для чтения.

В 1948 году профессор Александр Ковье выпустил солидный энциклопедический труд «Развитие американского романа» (The Rise of American Novel), в котором лишь вскользь упоминает одну книгу Фицджеральда «По эту сторону рая». Точку зрения вышеприведенных критиков разделяют и профессор Джорж Снелл, и известный литературовед Уиллард Торп, считавший, что современная репутация Фицджеральда основана на том, что он был лишь своеобразным «историком поступков американских богачей».

Большинство критиков считало Фицджеральда лишь певцом «века джаза», воспевающим забавы молодых миллионеров и вызывающим у молодежи тягу к «сладкой жизни», желание подражать внешне привлекательным прожигателям жизни.

Американский литературовед Генри Дан Пайпер в своей книге «Френсис Скотт Фицджеральд. Критический портрет» (Henry Dan Piper. F. S. Fitzgerald. A critical portrait.), вышедшей в США в 1965 году, анализируя творчество Фицджеральда, останавливается на причинах, побуждающих многих критиков говорить о писателе как о «трубаче века джаза». «Основная причина критической близорукости исследователей, с точки зрения Пайпера, была в том, что большинство профессиональных критиков и комментаторов были настолько ослеплены блеском раннего успеха Фицджеральда при его жизни, что не смогли рассмотреть более серьезных достижений его последних работ… На протяжении десяти лет после смерти Фицджеральда авторы вузовских учебников продолжали повторять миф о юном гении, погасшем вместе с „золотым бумом“ двадцатых годов…».

Объяснение Пайпера не отражает всех сложных причин, приведших к резко отрицательной оценке творчества Фицджеральда. Критическая близорукость литературоведов далеко не самое главное. Американское литературоведение 40-50-х годов характеризуется намеренным замалчиванием и искажением творчества прогрессивных писателей США. Политический террор, преследование инакомыслящих, жупел «красной опасности» оказывали отрицательное воздействие на объективность подавляющего большинства литературоведов.

В атмосфере политической реакции буржуазные критики беззастенчиво заявляли, что социальный критицизм вообще не свойственен американской литературе. В такой обстановке от литературоведов требовалось определенное мужество для непредвзятого, объективного подхода к оценке произведений Фицджеральда.

Творчество Фицджеральда далеко не сразу получило истинное признание. Потребовались годы, чтобы спала окружающая писателя оболочка «трубача века джаза» и проступил его настоящий талант.

В 1941 году под редакцией Эдмунда Уилсона вышло посмертное издание незаконченного романа Фицджеральда «Последний магнат». Это событие положило начало новому возрождению Френсиса Скотта Фицджеральда. К творчеству прозаика вновь стал возрастать интерес. Положительную оценку произведениям писателя дал в своей работе «Последний провинциал» (The Last of the Provincials) прогрессивный критик, продолжатель демократической традиции Ван Вик Брукса Максуэлл Гейсмар в 1943 году. Это были первые попытки объективно определить место Фицджеральда в американской литературе.

Но наибольшее внимание читателей привлекло издание в 1945 году серии эссе под общим названием «Крах» (The Crack-Up), и ряда неопубликованных писем Фицджеральда к Эдмунду Уилсону, Джону Пилу Бишопу и к дочери Френсис. Наиболее существенный вклад в дело литературной реабилитации писателя внес исследователь жизни и творчества Фицджеральда Артур Мизенер. В 1946 году он выпустил обширное эссе, посвященное Фицджеральду, — «Поэт времени, взятого взаймы» (The Poet of Borrowed Time). А в 1951 году вышла в свет блестящая критическая биография того же автора, «По ту сторону рая» (The Far Side of Paradise). В 1959 году Мизенер выпустил сборник рассказов и эссе под названием «Закат писателя» (Afternoon of an Author). Перу Артура Мизенера принадлежит еще ряд работ о жизни и творчестве Фицджеральда. Он же издал сборник наиболее значительных критических статей, посвященных писателю.

В 1951 году М. Каули издал сборник, в который вошли 28 лучших рассказов Фицджеральда и переработанный вариант романа «Ночь нежна». В этом же году Альфред Кейзин (Alfred Kazin) выпустил собрание ранних критических работ и обзоров о творчестве писателя под названием «Френсис Скотт Фицджеральд. Человек и его работа». (F. Scott Fitzgerald. The Man and His Work).

В 1958 году вышли в свет воспоминания Шейлы Грэхам (Sheilah Graham) о последних днях писателя в Голливуде под заголовком «Неверный возлюбленный» (Beloved Infidel).

Процесс литературной реабилитации писателя в период «холодной войны» не был легким. Социальный критицизм Фицджеральда был несовместим с мрачной эпохой маккартизма и «охоты на ведьм», когда любое прогрессивное выступление против существующего в Америке общественного строя немедленно душилось мракобесами.

Крутой поворот в американском литературоведении наметился лишь в начале 60-х годов. Общее потепление международного климата благотворно отразилось на культурной жизни США, в том числе и на литературоведении. Начиная с 60-х годов, наблюдается быстрый рост популярности Фицджеральда в литературном мире США. В этот период выходит большое количество серьезных работ, посвященных творчеству писателя.

В 1962 году Эндрю Тернбул (Andrew Turnbull) опубликовал биографию Фицджеральда, в 1963 году им же были изданы письма Фицджеральда (F. Scott Fitzgerald. Letters. ed. by A. Tunbull  N. Y., 1963). В том же году вышла работа Маттью Брукколли (Matthew Bruccolly) «Композиция романа „Ночь нежна“ (The Composition of Tender is the Night.).

Мы не будем перечислять все работы, посвященные писателю. Их обзор имеется в трудах американских литературоведов — Джексона Брайера „Критическая репутация Ф. С. Фицджеральда“ (Jackson R. Bryer. The critical reputation of F. S. Fitzgerald, 1967) и Томаса Тензелла (Jackson R. Bryer and Thomas Tanselle. The Great Gatsby. A. Study in Literary Reputation, 1964). Остановимся лишь на некоторых, отражающих общую тенденцию прогрессивного американского литературоведения к объективному анализу творчества Фицджеральда.

В 1963 году в США вышел сборник критических статей, изданный Артуром Мизенером „F. Scott Fitzgerald. A collection of critical essays. ed. by Arthur Mizener. Prentice Hall Inc., 1963“. Названный сборник примечателен тем, что он ярко отразил два противоположных подхода к оценке творчества Фицджеральда в американском литературоведении. Один — явно тенденциозный, стремящийся извратить творчество писателя, замолчать разоблачающую сущность его произведений, объясняющий трагедию Фицджеральда исключительно личными причинами. Данное направление представлено статьями Лайонела Триллинга, Уильяма Троя, Райта Морриса, Лесли Фидлера, Эндрю Уоннинга.

Так, например, Лайонел Триллинг в статье „Ф. Скотт Фицджеральд“ (F. Scott Fitzgerald, 1945), совершенно не замечая социального критицизма писателя, заявляет, что основная тема произведений Фицджеральда — любовь, которая часто становится причиной гибели героев, потому что она слишком нежна. Триллинг всемерно подчеркивает тягу Фицджеральда к миру богачей, совершенно игнорируя разоблачительную направленность произведений писателя.

Уильям Трой в своей статье „Падение Скотта Фицджеральда“ (Scott Fitzgerald—The Authority of Failure, by William Troy, 1945) сводит на нет значение лучших книг Фицджеральда „Великий Гэтсби“ и „Ночь нежна“. Критик утверждает, что роман „Великий Гэтсби“ — явная неудача Фицджеральда, да и „Ночь нежна“ не может считаться достижением писателя, так как мотивировка падения Дика Дайвера неубедительна и оставляет читателя безучастным. В заключение У. Трой замечает, что судьба Фицджеральда послужит хорошим предостережением для молодых писателей.

Статья Эндрю Уоннинга „Фицджеральд и его собратья“ (Fitzgerald and His Brethren, by Andrew Wanning, 1945) представляет Фицджеральда человеком, в котором одновременно уживались сноб и моралист. С точки зрения Э. Уоннинга, трагедия Фицджеральда заключается в неразрешенном внутреннем конфликте между Фицджеральдом-снобом и Фицджеральдом-моралистом. Уоннинг утверждает, что морализм писателя, его „тлеющая ненависть к праздному классу“ объясняется исключительно …завистью (!) к богачам, неспособностью Фицджеральда занять среди них прочное место.

Все три приведенные выше статьи были опубликованы в 1945 году в связи с выходом в свет посмертно автобиографического сборника Фицджеральда „Крах“ (The Crack-Up). Авторы их делают попытку дискредитировать Фицджеральда как человека и художника, представить автобиографические статьи Фицджеральда, помещенные в сборнике, признанием его творческого бессилия.

Извращенный творческий портрет писателя мы находим в статье Райта Морриса „Тоска по прошлому. Ф. Скотт Фицджеральд“ (The Function of Nostalgia: F. Scott Fitzgerald, by Wright Morris). Статья была опубликована в 1958 году, когда в американском литературоведении уже наметилась тенденция к объективному подходу к творчеству Фицджеральда. Автор статьи считает, что в сборнике „Крах“ Фицджеральд, полностью исчерпавший свои внутренние ресурсы, осознавший, что жизнь его поколения абсурдна, решил публично обнажить свою душу. С точки зрения Р. Морриса, исповедь писателя всего лишь представление, а трагедия Фицджеральда заключается в том, что он, будучи очарованным патриархальной стариной, испытывая огромную тоску по прошлому, просто не смог приспособиться к жизни в современном цивилизованном обществе.

Подобная статья еще раз свидетельствует о том, что реакционное американское литературоведение не желает сдавать своих позиций, не прекращает попыток представить творчество писателя в ложном свете.

Незадолго до выхода вышеназванной статьи в США была опубликована работа профессора Лесли Фидлера „Some Notes on F. Scott Fitzgerald, by Leslie Fiedler, 1955“. Фидлер заявляет, что как только Фицджеральд касается социальной тематики, он становится абсурден и нелеп. По мнению автора, все произведения Фицджеральда имеют исключительно личную, автобиографическую основу и исключают какие бы’ то ни было социальные обобщения.

Рассмотренные выше работы характерны для негативного подхода к оценке творчества Фицджеральда. Подобный под-ход либо отражает серьезную ограниченность буржуазных ученых, не способных вскрыть глубинные процессы творчества писателя, либо намеренное стремление извратить сущность произведений Фицджеральда.

В настоящее время негативный подход, хотя и продолжает занимать немалое место в американском литературоведении, уже не является единственно определяющим.

Еще в 1945 году ведущий американский литературовед Малькольм Каули в своей статье „Третий акт и эпилог“ (Third Act and Epilogue, by Malcolm Cowley) сделал попытку отстоять доброе имя писателя. Возражая тем, кто считал Фицджеральда давно конченным человеком, неспособным создать ни единой строчки, Каули замечает, что Фицджеральд до последних дней упорно работал. М. Каули делает акцент на той части исповеди писателя, где Фицджеральд заявляет о своем намерении заниматься литературной деятельностью. Именно эту часть автобиографического эссе „Склеивая осколки“ упорно не хотели замечать критики тех лет. М. Каули подчеркивает, что Фицджеральд тонко ощущал ритм времени, а произведения писателя правдивы и убедительны.

Американский литературовед, профессор Эдвин Фуссел в статье „Новый свет в восприятии Фицджеральда“ (Fitzgerald’s Brave New World, by Edwin Fussel, 1952), отдавая должное Фицджеральду как мастеру художественного слова, подчеркивает социальную сторону его произведений. Останавливаясь на лучших романах — „Великий Гэтсби“, „Ночь нежна“, рассказе „Первое мая“, Фуссел замечает, что Фицджеральд разоблачает американских плутократов, показывает крушение „американской мечты“, проводит параллель между трагедией отдельного человека и трагедией всей американской нации.

В работе „Значение Ф. Скотта Фицджеральда“ (The Significance of F. Scott Fitzgerald, by D. S. Savage, 1952) английский поэт и критик Д. С. Сэвэдж пытается определить место Фицджеральда в американской литературе. Д. С. Сэвэдж подчеркивает критическую направленность творчества писателя. Английский литературовед считает, что романы Фицджеральда „Великий Гэтсби“ и „Ночь нежна“ показывают разлагающее воздействие денег на душу человека, герои романов Гэтсби и Дайвер гибнут при соприкосновении с миром богачей.

Работы  М. Каули, Э. Фуссела, Д. С. Сэвэджа примечательны тем, что авторы их, определяя место Фицджеральда в американской литературе, пытаясь объективно разобраться в достоинствах и недостатках произведений писателя, устраняют одностороннее толкование творчества Фицджеральда, помогают воссозданию истинного облика Фицджеральда как человека и писателя.

В лучших произведениях Фицджеральда перед нами предстает по-настоящему большой писатель. Именно благодаря таким романам как „Великий Гэтсби“, „Ночь нежна“, „Последний магнат“, Фицджеральд занял прочное место среди лучших американских прозаиков.

Эти романы — наиболее значительные произведения Фицджеральда. Поэтому большинство серьезных исследователей творчества писателя уделяют основное внимание именно этим книгам. Американские критики Миллер, Пайпер, Каллахан, Бьюли близки к единодушию в оценке этих произведений.

Генри Пайпер высоко отзывается о Фицджеральде, выделяя его как одного из лучших писателей Америки. По его мнению, наибольшая заслуга Фицджеральда в том, что он увидел трагическое в самых обычных явлениях буржуазной действительности.

„Фицджеральд был не первым американским трагическим писателем, но он был одним из первых в поколении американских писателей послевоенного времени, который стал писать о современной ему действительности в трагических тонах. Более того, он первый обратился к центральной теме американской жизни между двумя мировыми войнами — в годы Великого бума двадцатых и Великой депрессии тридцатых годов: взаимосвязи денег с моральным обликом человека. Мораль денег — главная тема творчества Фицджеральда“, — писал Пайпер в книге „Фицджеральд. Критический портрет“.

Вершиной творчества писателя стал роман „Великий Гэтсби“. Литературоведы США высоко оценивают критическую направленность лучшего произведения Фицджеральда. Трагедия Гэтсби не только трагедия отдельного человека — это трагедия нации. Джон Каллахан в книге „Иллюзии нации. Миф и история в романах Ф. Скотта Фицджеральда“ (The Illysions of a Nation. Myth and History in the Novels of Scott Fitzgerald) справедливо писал о том, что роман „Великий Гэтсби“ показывает превращение Америки из „нетронутого зеленого лона нового мира“ в „долину шлака“, в страну кошмара, истощения и смерти.

В книге „Великий Гэтсби“ Фицджеральд достигает небывалого мастерства. Это признают большинство исследователей творчества писателя. „Фицджеральд сделал миф об американской мечте основой великой трагедии“ — пишет Пайпер. Аналогичную точку зрения высказывает и Мариус Бьюли. „Великий Гэтсби“, — утверждает автор, — дает нам наиболее резкую и детальную критику американской мечты».

По мнению Бьюли, Фицджеральд стоит в одном ряду с великими мастерами американской прозы.

Не мог не привлечь внимание критиков и следующий роман Фицджеральда — «Ночь нежна», ярко показавший моральную деградацию талантливого врача-психиатра Дика Дайвера, женившегося на миллионерше Николь Уоррен. Американский критик Миллер в книге «Скотт Фицджеральд. Его искусство и техника», вышедшей в свет в 1964 году, охарактеризовал содержание романа следующим образом: «Вкратце, история Дика Дайвера — это рассказ об исчезновении личности. Книга пронизана каким-то духовным каннибализмом. По мере того, как Николь вбирает в себя переполняющие Дика жизнелюбие и жизненную силу, она поднимается из пропасти душевной болезни к вершинам уравновешенности и самообладания, тогда как Дик погружается все глубже в состояние духовного истощения и пустоты».

Подводя итоги вышесказанному, можно констатировать факт диаметрально противоположного отношения к Фицджеральду в Америке. Такие критики, как В. Л. Паррингтон, Ван Дорен, Ковье, Битч, Снелл, занимают резко отрицательную позицию по отношению к творчеству Фицджеральда. К ним присоединяются некоторые литературоведы в Англии. С другой стороны, несомненно, гораздо большее количество исследователей — Мизенер, Миллер, Пайпер, Каллахан, Брукколи, Бьюли и другие — высоко оценивают произведения Фицджеральда.

В настоящее время эта высокая оценка получила признание у подавляющего большинства литературоведов во всем мире, и место Фицджеральда в ряду лучших американских писателей уже не оспаривается.

Почему же все-таки стало возможным такое расхождение взглядов на творчество писателя?

Мы уже останавливались на соображениях конъюнктурного порядка, заставляющих определенную часть литературоведов толковать творчество Фицджеральда искаженно. Но, с другой стороны, нельзя пройти мимо того факта, что в начальный период своей литературной деятельности и при создании явно «коммерческих» произведений, Фицджеральд действительно в известной мере оправдывал ярлык «трубача века джаза». Видимо, именно эта причина и послужила основанием для сурового осуждения Фицджеральда Паррингтоном.

Ранние произведения Фицджеральда действительно были проникнуты духом преклонения перед «расой богатых». Это особенно заметно в рассказах, вошедших в первые два сборника Фицджеральда «Соблазнительницы и философы» (Flappers and Philosophers, 1920) и «Рассказы века джаза» (Tales of the Jazz Age, 1922). Но несмотря на внешнюю беспечность и бесшабашность героев Фицджеральда, им свойственен определенный внутренний разлад, недовольство окружающей действительностью.

Английский критик Кросс писал: «Ритмы джунглей и ностальгическое завывание джаза идеально выражали то безнадежное отчаяние, с которым мужчины и женщины Фицджеральда пытались насытить сладостным опытом каждое дорогое убегающее мгновение юности».

В такой обстановке жил и создавал свои произведения Фицджеральд. Он не смог устоять перед соблазном быть богатым и знаменитым. Фицджеральд пошел на сделку с совестью. Судьба настоящего художника в капиталистическом мире почти всегда трагична. Фицджеральд, будучи большим писателем, практически всю свою жизнь находился в остром противоречии с самим собой. «Скотт, — писал Э. Хемингуэй, — сказал, что сначала пишет настоящий рассказ, и то, как он потом его изменяет и портит, не может ему повредить. Я не верил этому и хотел переубедить его».

Все же Фицджеральд смог создать произведения, достойные пера истинного таланта. Роман «Великий Гэтсби» и более поздние книги — «Ночь нежна» и «Последний магнат» — наглядно отразили зрелость мастерства художника.

Достижения прогрессивного американского литературоведения использованы в трудах советских исследователей творчества Фицджеральда (Я. Засурского, А. Старцева, М. Мендельсона, М. Ландора, А. Горбунова, Н. Колесниковой), которые с подлинно научных позиций подходят к решению важнейших проблем мировоззрения и метода писателя.

Литературные связи и проблема взаимовлияния. Межвузовский сборник. ГГУ, Горький, 1978.


Используются технологии uCoz