Л. С. Исакова
О переводе английских абсолютных конструкций в функции определения (на материале переводов произведений Ф .C. Фицджеральда на русский язык)


В шестидесятые годы двадцатого века советские читатели впервые познакомились с произведениями Ф. С. Фицджеральда. Первым был выполнен перевод романа «Великий Гэтсби» Е . Д. Калашниковой в 1965 году. Вскоре последовали переводы романов «Ночь нежна» (в переводе Е. Д. Калашниковой) и «По эту сторону рая» (в переводе Ф. М. Лорие). В 1977 году в издательстве «Художественная литература» вышел трехтомник произведений Ф. С. Фицджеральда.

С тех пор анализом произведений этого писателя занимались лишь литературоведы. А зря … Фицджеральда переводили те же мастера, что и Э. Хемингуэя, Б. Шоу, Джека Лондона, О. Генри, У. С. Моэма, Ч. Диккенса, Р. Киплинга, Г. Честертона и других не менее знаменитых писателей.

По переводам произведений Фицджеральда можно учиться, как надо переводить. Впрочем, и как не надо тоже, ведь даже у великих переводчиков встречаются ошибки.

В одной статье невозможно осветить все аспекты перевода произведений Ф. С. Фицджеральда, поэтому мы остановимся на таком вопросе, как перевод абсолютных конструкций в функции определения с английского языка на русский и проиллюстрируем его примерами из переводов произведений Ф. С. Фицджеральда.

Относительно функции определения в лингвистической литературе сложилось мнение, что эта функция мало характерна для конструкции. Однако, анализ фактического материала романов Ф .С. Фицджеральда показывает, что столь распространенное мнение о существовании лишь одного типа абсолютных конструкций в определительной функции, конструкций с предлогом with, на практике не имеет ничего общего с действительностью.

Определительная абсолютная конструкция описывает, квалифицирует, дает пояснение какому — члену главного предложения. Таким образом, главное предложение дает общую информацию о ситуации, а абсолютная конструкция описывает один из членов (или несколько) главного предложения. Причем, в отличие от уточняющих абсолютных конструкций, которые поясняют всю ситуацию, представленную в главном предложении, определительные абсолютные конструкции квалифицируют не ситуацию, а отдельный фрагмент этой ситуации посредством более детального описания одного из ее компонентов.

Her face, the face of a saint, a Viking Madonna, shone through faint motes that snowed across the candlelight… (Tender Is the Night, 46).

Ее лицо — лик северной мадонны — сияло в розовом свете спрятанных среди листвы фонарей, за снежной завесой мошкары, кружившейся в освещенном пространстве (Ночь нежна, 475).

Как видим, определительные абсолютные конструкции квалифицируют, уточняют не все главное предложение, а только отдельные элементы ситуации, представленной в главном предложении. Впрочем, данную функцию можно было бы назвать и уточняюще-определительной, так как в абсолютной конструкции дается не просто определение второстепенного элемента главного предложения, но уточняющее определение с использованием неопределенных местоимений — one, all, none, each, etc. — в качестве субъекта абсолютной конструкции. Например:

With that remark, which she didn?t understand precisely, she found herself at the table, picked out by slowly emerging lights against the dark dusk (Tender Is the Night, 44).

Это замечание, смысл которого до нее не совсем дошел, было сделано в последнюю минуту — гости уже рассаживались вокруг стола, отвоеванного у синеватых сумерек медленно разгоравшимися фонарями (Ночь нежна, 473).

A few chords from the piano, the discreet patter of faint drums, the rustle of new silk, all blend on the staircase outside the drift in through the partly opened door (This Side of Paradise, 188).

Аккорды рояля, приглушенный стук барабана, шуршание нового шелка — все эти звуки, слившись воедино на лестнице, проникают сюда через приоткрытую дверь (По эту сторону рая, 174).

В случае определения без уточняющего компонента абсолютная конструкция может относиться к любому субстантивному члену главного предложения (субъекту или объекту). Основным критерием при выделении подобных абсолютных конструкций следует считать также невозможность их отнесения ко всей предикации главного предложения в целом и отсутствие в конструкции любой уточняющей информации.

Довольно распространенным является употребление определительной абсолютной конструкции после предикатива, то есть, когда предицируемый субъекту главного предложения признак оформляется на синтаксическом уровне как глагол-связка «to be» + предикатив, например:

She was extended full length at her end of the divan, completely motionless and with her chin raised a little as if she were balancing something on it which was quite likely to fall (The Great Gatsby, 13).

Она растянулась во весь рост на своем конце тахты и лежала, не шевелясь, чуть закинув голову, как будто на подбородке у нее стоял какой-то предмет, который она с большим трудом удерживала в равновесии (Великий Гэтсби, 286)

Употребление глагола to be может быть объяснено тем, что в данном контексте читатель должен сосредоточиться не на какой-либо форме существования объекта главного предложения, а на его признаках (это достигается употреблением глагола to be).

Чаще всего, однако, абсолютная конструкция встречается в функции определения по отношению к второстепенным членам главного предложения.

With the instinct of a child Amory edged in under the blue darkness of the whole buildings, cleaving the moonlight for haggard stumblings (This Side of Paradise, 125).

Инстинктивно, как ребенок, Эмори жался к синему мраку белых зданий, испуганно перепрыгивая через полосы света … (По эту сторону рая, 116).

Перевод абсолютных определений также в значительной степени является лексической проблемой. Установление соответствий в русском синтаксисе для большинства типов абсолютных оборотов, характеризующих субъект главного состава в процессе или в условиях действия, выраженного сказуемым, зависит, главным образом, от лексического наполнения всей конструкции в целом. Синтаксическими синонимами, с помощью которых абсолютные конструкции в функции определения переводятся на русский язык, являются придаточное определительное и предложный оборот.

With that remark, which she didn?t understand precisely, she found herself at the table, picked out by slowly emerging lights against the dark dusk (Tender Is the Night, 44).

Это замечание, смысл которого до нее не совсем дошел, было сделано в последнюю минуту — гости уже рассаживались вокруг стола, отвоеванного у синеватых сумерек медленно разгоравшимиcя фонарями (Ночь нежна, 473).

При переводе абсолютных оборотов в определительной функции, особенно тех, которые включены в главный состав, часто не целесообразно выделять в самостоятельные предложения. В этих случаях лучшим способом передачи служит вводное предложение, присоединяемое к главному при помощи повторения подлежащего или сказуемого (более характерно для обстоятельственных абсолютных конструкций), например:

Her face, the face of a saint, a Viking Madonna, shone through faint motes that snowed across the candlelight… (Tender Is the Night, 46).

Ее лицо — лик северной мадонны — сияло в розовом свете спрятанных среди листвы фонарей, за снежной завесой мошкары, кружившейся в освещенном пространстве (Ночь нежна, 475).

В следующем предложении переводчик С. Белокриницкая использует другую, более редкую переводческую модель: вместо вводного предложения, присоединяемого с помощью тире, она в своем переводе пользуется уточнением. Заметим, что в предыдущей модели Е . Калашникова избегает тавтологии, заменяя при повторении мысли слово лицо более поэтическим словом лик. В примере же, приведенном ниже, такая замена невозможна по стилистическим причинам. Единственно возможным синонимом слова глаза было бы слово очи — красивое, древнее, поэтическое, но совершенно не уместное в данном контексте.

Two eyes, eyes like winter windows, glared at him with ruthless impersonality. (The Sensible Thing, 291)

— Я вас слушаю. — Глаза, холодные и непроницаемые, как зимние окна, глянули на него.( Самое разумное, 167)

Когда абсолютным оборотом выражен фон, на котором развертывается действие, в переводе совершенно необходима тесная увязка оборота с главным составом. Часто это неосуществимо без включения соединительного звена. В следующем предложении функция абсолютной конструкции спорная — это может быть и приложение, и определение в зависимости от того, какой вопрос мы зададим.

He found the house, a weather beaten cardboard bungalow at eighty a month, but at the last minute the firm ordered him to Washington and I went out to the country alone. (The Great Gatsby, 8).

Он подыскал и дом — крытую толем хибарку, за восемьдесят долларов в месяц, но в последнюю минуту фирма откомандировала его в Вашингтон, и мне пришлось устраиваться самому.(По эту сторону рая, 281).

А в следующем предложении вводное предложение в оригинале передается придаточным предложением, причем переводчица также воспользовалась методом перестановки (абсолютный оборот, расположенный в «центре» предложения, в переводе перенесен в конец предложения).

Turning the corner made by some flats, they came upon the white crackling glow of a stage, where a French actor — his shirt front, collar, and cuffs tinted a brilliant pink — and an American actress stood motionless face to face (Tender Is the Night, 36).

Они обогнули выгородку, образованную фанерными щитами, и перед ними открылось залитое белым трескучим светом пространство, посреди которого лицом к лицу стояли двое — американская актриса и французский актер в сорочке с крахмальной грудью, воротничком и манжетами ярко-розового цвета (Ночь нежна, 462)

В русском языке не существует такой грамматической категории, как абсолютная конструкция, поэтому переводчики должны быть особенно внимательны при определении значения абсолютной конструкции. Неправильно понятое значение может привести к абсурдному переводу:

Nicole Diver, her brown back hanging from her pearls, was looking through a recipe book for chicken Maryland (Tender is the Night, 30)

Перевод Е . Д. Калашниковой звучит так:

Николь Дайвер, подставив солнцу подвешенную к жемчужному колье спину, искала в поваренной книге рецепт приготовления цыплят по-мэрилэндски (Ночь нежна,455).

Вдумайтесь только: подставив солнцу подвешенную к жемчужному колье спину. На первый взгляд данное предложение кажется абсурдным. Как может быть спина подвешена к колье? Но у Фицджеральда предложение звучит ничем не лучше — her brown back hanging from her pearls, — и ни один из 48 американцев с высшим образованием, опрошенных автором данной статьи, не смогли ответить на вопрос, что имел в виду Фицджеральд. Абсурдное предложение в оригинале повлекло за собой абсурдный перевод, и глупо было бы винить в этом переводчицу, хотя правильно было бы, наверное, постараться раскрыть смысл предложения и не шокировать русского читателя «подвешенными к ожерелью спинами».

Автор данной статьи попробовала перевести это предложение, пользуясь методом членения. Вот что из этого получилось:

Николь Дайвер искала в поваренной книге рецепт цыплят по-мэрилэндски. Она сидела, слегка ссутулившись под тяжестью жемчужных бус, оттеняющих загорелую спину.

Абсолютные конструкции в определительной функции могут обладать экспрессией. Так, в рассказе «Волосы Вероники» (Bernice Bobs Her Hair) переводчица Л . Беспалова удачно передала абсолютный оборот в иронической экспрессивной функции не только синтаксически, но и лексически, переведя angel как душка и отделив главный состав предложения от абсолютного оборота двоеточием:

With a sigh the angel glanced round the veranda, but Bernice and Otis were not in (Bernice Bobs Her Hair, 27).

Душка со вздохом оглядел веранду: Отиса и Вероники тут не было (Волосы Вероники, 79).

Рассмотрим еще один пример перевода абсолютной конструкции в определительной функции, хорошо передающей смятение персонажа.

But Wilson stood there a long time, his face close to the window pane, nodding into the twilight (The Great Gatsby, 168)

А Уилсон еще долго стоял, вглядываясь в сумрак рассвета и тихонько качая головой (Великий Гэтсби, 417).

В переводе данного предложения пропущен перевод словосочетания face close to the window pane, входящее в состав абсолютного оборота. Правильный, на наш взгляд, перевод звучал бы так:

А Уилсон еще долго стоял, прижавшись лицом к окну, тихонько качая головой, вглядываясь в сумрак рассвета.

Если не принимать во внимание пропуска в переводе, что все же считается грубой ошибкой, перевод данного предложения — это не просто перевод. Это поэзия. Вдумайтесь только: вглядываясь в сумрак рассвета и тихонько качая головой. Мало кто из переводчиков сумел бы так поэтично передать каузативную конструкцию nodding into the twilight, следуемую за абсолютным оборотом.

Тире при переводе абсолютных конструкций хорошо передает драматизм ситуации, равно как и выделение абсолютного оборота в отдельное предложение при переводе. Е . Калашникову можно по праву назвать «мастером тире». Посмотрим, как справилась со следующим предложением ее ученица Ю . Жукова при переводе рассказа «Зимние мечты»:

He sat perfectly quiet, his nerves in wild clamor, afraid that if he moved he would find her irresistibly in his arms (Winter Dreams, 232).

Он сидел как каменный, в страшном напряжении, он знал — стоит ему шелохнуться, и она неотвратимо окажется в его объятиях (Зимние мечты, 160).

Вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы: произведения Ф . С. Фицджеральда представлены большим количеством абсолютных конструкций в функции определения. Причем не только конструкции с предлогом with могут выступать в определительной функции. Абсолютная конструкция в определительной функции может относиться к любому члену главного предложения. Синтаксическими синонимами, с помощью которых переводятся такие конструкции, являются придаточное определительное и предложный оборот.

Библиография

1. Фицджеральд Ф. С. Романы. — Санкт-Петербург, 1999

2. Фицджеральд Ф. С. Рассказы. — Харьков, 1998

3. Fitzgerald F. S. Tender is the Night// Scribner Classics. — N.Y., 1982

4. Fitzgerald F. S. The Short Stories. A New Collection// Scribner Paperback Fiction. — N.Y., Toronto, London, Singapore, Sydney, Tokyo, 1995

5. Fitzgerald F. S. This Side of Paradise// A Signet Classics. -N.Y., 1996

6. Fitzgerald F. S. The Great Gatsby. — N.Y., London, Toronto, Singapore, Sydney, 1999


Л. С. Исакова (lidiamccarthy@hotmail.ru) Bermuda College, Bermuda
Опубликовано в электронном журнале «В РОССИИ»

Яндекс.Метрика