Г.А. Геворкян
Некоторые особенности передачи речи персонажей в переводе рассказа Ф.С. Фицджеральда «Ледяной дворец»


В настоящее время всё большее внимание лингвистов привлекают проблемы художественного перевода, научной основой которого является сопоставительная стилистика. Более детальное внимание обращается на передачу художественно-стилистических средств,использованных автором в оригинале. Как известно, помимо речи повествователя, в художественном произведении воплощаются разные типы речи персонажей: литературно-письменной, диалектной, жаргонной, терминологической и т.д. Кроме того, в изображение включаются индивидуально-психологические формы передачи информации, сопутствующие речи (жесты, мимика, взгляды). Прямая речь в художественном произведении, должна отображать речевую индивидуальность персонажа, особенности языка, находящиеся в тесной связи о образной характеристикой литературного героя. В прямой речи отображаются прежде всего языковая специфика, особые типы речи персонажей (диалог, монолог, внутренний монолог), и — что особенно важно — индивидуальная речевая характеристика персонажей. Как известно, речь персонажей характеризуется целым рядом факторов: родом его занятий, образованием, территориальной принадлежностью и даже его мировоззрением.

В данной статье предпринята попытка рассмотреть особенности передачи диалектной речи персонажей в рассказе Ф.С.Фицджеральда «The Ice Palace». В этом произведении автор детально и скрупулезно через речь персонажей представляет читателю разговорный вариант южного диалекта: здесь представлены такие его особенности как опущение вспомогательных глаголов и артиклей, употребление эллиптических оборотов, стяженные формы. Речь персонажей этого рассказа кратка и сжата.

— «Good mawnin».

— «Tain't mawnin, Sally Carrol».

— «Isn't it, sure enough».

— «What you doin'?».

— «Eatin' 'n apple».

— «Come on go swimmin' — want to?»

— «Reckon so».

— «How 'bout hurryin' up?»

— «Sure enough».

В русском переводе южный диалект, которым пользуются персонажи, передается не столь выразительно, как в оригинале. И от этого несколько меняется речевая характеристика персонажей в целом.

— «Доброе утро».

— «Утро ты уже проспала, Салли Кэрролл».

Практически не передаются в переводе характерные для диалектного просторечия употребления артиклей — a income вместо — an income, стяжение формы, свойственные диалектам южных штатов Амepики: mawnin' = morning; 'tain't = It ain't; 'n = an; 'bout = about; an' = and; at's = that's; s'pose = suppose; 'lo = hallo, hello; Lowdy = Lordy; 'thout = without; outa = out to.

Как отмечалось на дискуссии по проблемам передачи разговорной речи в переводе, — просторечие есть один из элементов художественного текста, и так или иначе, но переводить его, видимо, необходимо, сообразуясь с его характером в с тем, какое место она занимает в ряду элементов, составляющих художественную ткань исследуемого произведения.

В данном случае очевидно, что южный диалект, на котором общаются персонажи и понимают друг друга как бы о полуслова, не совсем понятен читателю, но это, несомненно, находка автора. Он обращается к этому приему речевой характеристики персонажей для раскрытия их характеров.

Во второй части рассказа (мы условно разделили рассказ на три части: I часть — Салли Кэррол на юге — дома. 2 часть — Сама Кэррол на севере, у жениха в гостях. 3 часть — Салли Кэррол снова дома) еще более очевидно проявилась речевая манера южного диалекта в диалогах Салли о северянами. Но именно это крайне трудно уловить в русском переводе.

— «I saw you look out the window a minute ago — any shiver».

— «Just my imagination,» laught Sally Carrol. «I'm used to havin' everythin' quiet outside, an' sometimes I look out an' see a flurry of snow, an' it's just as if somethin' dead was movin'».

В тексте перевода отсутствуют диалектизмы, и речь персонажей не выполняет той функции, которая присуща ей в оригинале.

— «Я видел, как минуту назад вы выглянули в окно и передернули плечами».

— «Я фантазерка», — рассмеялась Салли Кэррол. — «Дома на улице так тихо, а здесь за окном метель и в голову лезут всякие выходцы с того света».

А вот краткий диалог заключительной, третьей, части рассказа, уже после того, как Салли Кэррол вернулась к себе домой, на юг, ничем не отличается от диалога в начале рассказа.

— «Good mawnin'».

— «Tain't mawnin' , Sally Carrol».

— «Sure enough! «she said in affected surprise. «I guess maybe not».

— «What you doin'».

— «Eatin' green peach. 'Spect to die any minute».

— «Water's warm as a kettla steam, Sally Carrol. Wanta go swimmin'».

— «Hate to move, «sighed Sally Carrol lazily, «but I recon sо».

Возможно, что этим повтором, автор достигает определенного художественного эффекта — ленивое перебрасывание краткими, эллиптированными репликами теми же героями рассказа, как бы возвращает читателя вместе о Салли к ее «южной» жизни. Эти, казалось бы, незначительные несоответствия и отклонения от формы оригинала порождают несоответствия в содержании.

Краткость и сжатость речи персонажей исследуемого рассказа недостаточно точно воспроизведены в русском переводе. Хорошо переданы в русском тексте эллиптические обороты, присутствующие в оригинале. К сожалению, в переводе очень трудно усмотреть разницу в речи южан и северян, так ярко представленную автором в диалогах. «Подобные трансформации, по общему мнению, не ведут к значительным потерям смысловой информации, но безусловно, нарушают целостность художественной структуры текста»..

Результаты исследования подводят нас к выводу о том, что различая между переводом и оригиналом художественного произведения касаются не только формы, но и содержания. Перевод so объему и составу информации всегда уступает оригиналу, текст перевода при этом неизбежно менее целостен, чем текст оригинала.


Примечание: рассказ «Ледяной дворец» см. в книге: Фицджеральд Ф.С. Избранные произведения, т. 3. — М.: Художественная литература, 1977, с. 64-88.


Используются технологии uCoz