Г. Г. Буторина, А. М. Шиляева
Синтаксические стилистические средства и их роль в интерпретации художественного текста (на примере рассказов Ф. С. Фицджеральда)


По определению известного американского исследователя Ричарда Омана синтаксис определяет стиль. Действительно, значение синтаксиса для любого типа высказывания трудно переоценить. Как считает Н. Ф. Пелевина [5,44], синтаксис располагает большими экспрессивными возможностями, чем морфология, поскольку он напрямую связан с мыслью и имеет больший арсенал выразительных средств.

Главной синтаксической единицей языка является предложение. Именно в предложении усматривается основное различие между устной и письменной речью. Письменное предложение литературного языка строится в соответствии с весьма жесткими нормами, а художник, естественно, стремится эти нормы соблюдать. Однако на нормативные характеристики в художественном произведении накладываются индивидуальные авторские особенности, а также дополнительные экспрессивные, композиционные, тематические и прочие задачи, обусловленные спецификой художественной речи. Объединение этих трех групп факторов и дает синтаксическую картину конкретного художественного текста. При ее рассмотрении наиболее сложным оказывается обнаружение той эстетической значимости, которую вносят синтаксические характеристики текста в его общую образность [3,52].

Из всех элементов, сообщающих осмысленность высказыванию, самым могущественным является синтаксис, контролирующий порядок, в котором поступают к читателю впечатления, и передающий отношения, стоящие за цепочкой слов. Поскольку мы склонны воспринимать отношения, передаваемые синтаксисом естественно, без дополнительных усилий, его действенность в качестве источника эстетического наслаждения замечается нами в последнюю очередь, а то и не замечается вовсе, однако эта способность синтаксиса создавать художественный эффект незаметно, как бы необъяснимо, имеет важное значение для художника и исследователя.

Известно, что стилистика изучает синтаксические приемы, создающие особую организацию высказывания. Учение о предложении, его типах, а также о характере связей между отдельными частями высказывания возникло исторически в сфере риторики. Только позднее оно стало предметом изучения грамматики. Возможно поэтому в области синтаксиса значительно менее четко, чем в области морфологии или словообразования, выступает разграничение стилистического от грамматического [2,180]. В области синтаксиса создаются не новые материалы, как в лексике, а новые отношения, так как вся синтаксическая сторона речи представляет собой не что иное, как известное соединение грамматических форм. Синтаксис — это та сторона речи, где почти все представляется только реализуемыми возможностями, актуализацией потенциального, а не просто повторением готового [2,181]. По мнению И. В. Арнольд [1,198], для стилистики декодирования важно учитывать все, что изучено на этом уровне лингвистической и литературоведческой стилистикой, риторикой и традиционной поэтикой.

В современной стилистике утвердился принцип комплексного анализа. Форма соотносится с содержанием и образует с ним единство не в виде суммы единств отдельных элементов того и другого, а как единство структуры. Литературное произведение представляет собой органическое единство частей и целого. Поэтому и с точки зрения синтаксической мы представляем себе текст не как некую цепочку следующих друг за другом независимых друг от друга предложений. Предложение является верхним пределом в лингвистическом анализе, но стилистика тем и отличается, что имеет дело с целыми сообщениями, поэтому ее интересует отбор, комбинирование и распределение частотности структур в целом сообщении.

Бесспорно, что синтаксический строй речи непосредственно связан с выражением мысли и чувства. И кроме общих синтаксических приемов и характеристик существуют индивидуальные особенности синтаксиса; они становятся отличительными признаками стиля автора и выполняют определенные художественные задачи.

Объектом данного исследования являются особенности синтаксиса, а именно наиболее часто употребляемые, излюбленные синтаксические стилистические приемы, характерные для стиля рассказов Ф. С. Фицджеральда.

Как справедливо считает Н. Ф. Пелевина [5,45], повтор является одним из основных средств построения художественного текста. Повторы передают значительную дополнительную информацию, способствуют большей эмоциональности, экспрессивности высказывания и часто служат важным средством логической связи между предложениями, например:

• Then he did a very simple thing — he sealed up the mine. He sealed up the mine [«The Diamond as Big as the Ritz»]

When I am totally sober — I mean when I am totally sober - I don't see the same world that you do. [«Family in the Wind»]

Многообразие функций повтора наиболее ярко представлено в поэзии. Однако в прозе повтор играет не менее важную роль. Он может создавать эмфазу путем простого удвоения слова:

• The lady thought about the doll's house, for she had been poor and had never had one as a child, the man thought how he had almost a million dollars and the little girl thought about the old things on the dingy street they had left behind. [«Outside the Cabinet-Maker's»]

Другой путь создания экспрессивной избыточности имеет вид эмфатических конструкций типа осложненного сказуемого togo + and+ verb. Такая схема стилистически ограничена фамильярно-разговорным стилем. К явлениям избыточности, свойственным просторечию, можно отнести также двойное отрицание, например:

• Miss Ailie say she don't want to see that other gentleman about nothing never [«The Last of the Belles»]

Повторы в художественной прозе редко выполняют только одну функцию. Они почти всегда сочетают экспрессивность и функционально-стилистические черты, экспрессивность и эмоциональность, экспрессивность и функцию связи между предложениями [1,226].

В проанализированных нами двенадцати рассказах Ф. С. Фицджеральда повторы используются довольно широко (не менее 60-ти раз) и позволяют писателю создать столь свойственную для его произведений атмосферу эмоциональной напряженности.

Другой стилистический прием, широко используемый Ф. С. Фицджеральдом, — это обособление. Под обособлением И. Р. Гальперин понимает «такие части высказывания — обычно второстепенные члены предложения, — которые в силу разрыва привычных синтаксических связей оказываются изолированными от тех главных членов предложения, от которых они зависят» [2,190].

По определению В. В. Виноградова, обособленные члены и конструкции представляют собой своеобразные смысловые синтаксические единства внутри предложения, выделяемые средствами инверсии и интонации, с целью придать большую выразительность содержащемуся в них понятию, образу, характеристике, например:

• John Т. Unger came from a family that had been well known in Hades — a small town on the Mississippi River — for several generations.[«The Diamond as Big as the Ritz»]

Расширение предложения за счет введенияобособления сообщает структуре иное значение и используется поэтому с иными эмоционально-смысловыми задачами [3,58]. Слово или словосочетание, выдвигаемое на передний план благодаря обособлению (также как инверсии и повтору), получает особое ударение и, не меняя своей синтаксической функции, лексического и грамматического значения, приобретает дополнительную смысловую и эмоциональную значимость, например:

• Sally Carrol felt suddenly indignant — as though she had been injustly spanked - but Harry evidently considered the subject closed. [«TheIcePalace»] — обособление в сочетании со сравнением.

Действительно, обособленные члены предложения обладают большей самостоятельностью, большей выразительностью. Обособление приводит к разрыхлению высказывания, к отрыву обособленной части от своих главных членов, придает ему интонационную и ритмическую независимость. Интонационное нарастание разрушается, динамический заряд структуры исчезает. Информация, заключенная в обособлении, воспринимается как уточнение, детализация, напоминание и т.п., например:

• But so long as you confine your efforts to digging tunnels — yes, I know about the new one you've started - you won't get very far. [«The Diamond as Big as the Ritz»]

• My wife — that is to say, my ex-wife, Hamilton's mother — lives in Paris. [«The Bridal Party»]

В английском языке чаще всего обособляются такие второстепенные члены предложения, которые сами еще имеют пояснительные слова, определительные обороты и т.д. Обособлению могут подвергаться не только отдельные слова и словосочетания, но и целые высказывания, отдельные номинативные предложения, которые, если бы они не оказались в составе сложного синтаксического целого, могли бы представлять собой самостоятельные назывные предложения. С другой стороны, иногда синтаксическая разорванность предложений, фрагментарность способствует логическому выделению отдельных частей предложения, фактически не имеющих этой смысловой независимости. Таким образом, обособление — это прием, который влечет за собой логическое выделение одной части высказывания в зависимости от места, которое занимает это высказывание в предложении, места, которое приводит к разрыву обычных синтаксических связей между частями высказывания. Этот разрыв предполагает соответствующее интонационное и графическое оформление и придает высказыванию дополнительные смысловые оттенки — вплоть до значительно большей степени предикации в самом содержании.

В целом можно отметить, что обособление, несомненно, является одним из синтаксических приемов, широко используемых Ф. С. Фицджеральдом. В проанализированных нами рассказах число обособлений достигает 84.

Одной из характерных особенностей живой разговорной речи, используемых как стилистический прием, является так называемое умолчание. В речи умолчание обычно является следствием сильного наплыва чувств, мешающего закончить речь, или иногда — нежелания продолжить мысль.

По мнению И. В. Арнольд [l,229], в стилистике текста следует различать не только умолчание, но и близкий к нему апозиопезис. Оба эти средства состоят в эмоциональном обрыве высказывания, но при умолчании говорящий сознательно предоставляет слушателю догадаться о недосказанном, а при апозиопезисе он действительно или притворно не может продолжать речь от волнения или нерешительности:

• Now look here, Anson—— [«The Rich Boy»]

• It was more than the question of— of—— [«The Bridal Party»]

• Did you say «Kismine» or—— [«The Diamond as Big as the Ritz»]

В живой речи умолчание часто сопровождается жестом и мимикой. Кроме того, интонация в значительной степени раскрывает содержание недосказанного. Прием умолчания является характерной чертой устного типа речи, где лишь ситуация способна раскрыть содержание высказывания. В художественной прозе умолчание может выступать в качестве стилистического приема, сильно повышающего эмоциональность, напряженность высказывания. Умолчание может появляться как в авторской речи, так и в репликах персонажей. Характерно, что стилистический прием умолчания часто употребляется после придаточных предложений условия; при этом само условие бывает настолько ясным и четким с точки зрения возможностей его реализации, что необходимость его уточнять не возникает. Но бывают и такие формы умолчания, которые нам ничего не подсказывают.

Следует отметить, что Ф. С. Фицджеральд в своих рассказах использует не умолчание как таковое, а именно близкий к нему апозиопезис. Персонажи писателя не могут продолжать говорить от волнения, наплыва чувств и т.д. Этот прием сравнительно часто используется в анализируемых рассказах. Нами выявлено 40 случаев апозиопезиса.

Одной из форм связи между предложениями является присоединение. Присоединительная связь предложений может быть выражена различными способами: интонацией, паузами, союзами и др. Академик В. В. Виноградов относит к присоединительным такие связи, которые объединяют предложения далекие по смыслу, но при неожиданном сближении образующие единое сложное понятие. Такие предложения обычно применяются для описания персонажа, события, «кусочка действительности».

Присоединение — это такая форма сцепления предложений, где какая-то часть высказывания между двумя сцепленными предложениями, ощущается как опущенная [2,251]. Прием присоединения типичен для устного типа речи, поскольку условия общения легко разрешают разного рода опущения. Присоединительные конструкции имеют весьма большое разнообразие стилистических функций: вызвать ощущение, эмоцию возмущения, восхищения, удивления и т.д., усилить созданное лексическими средствами противоречие. Присоединительные конструкции часто употребляются для отражения состояния взволнованности героя; иногда присоединительная конструкция используется в целях создания контраста:

• Не was convival, bawdy, robusty avid for pleasure, and we were all surprised when he fell in love with a conservative and rather proper girl. Her name was Paula Legendre, a dark, serious beauty from somewhere in California. Her family kept a winter residence just outside of town, and in spite of her primness she was enormously popular, there is a large class of men whose egotism can't endure humor in a woman. But Anson wasn't that sort, and I couldn't understand the attraction of her «sincerity» — that was the thing to say about her -for his keen and somewhat sardonic mind. Nevertheless, they fell in love — and on her terms.

Присоединительные конструкции достаточно часто используются Ф. С. Фицджеральдом для создания эмоциональной атмосферы текста (38 случаев).

Ф. С. Фицджеральд в своих рассказах использует практически все существующие синтаксические средства (за редким исключением — хиазм, литота), но среди его излюбленных приемов мы можем назвать прежде всего обособление, которое применяется для детализации и аргументации описываемых событий, явлений, героев; повтор, который служит средством эмоциональной насыщенности и напряженности художественного текста; и наконец, умолчание (или точнее апозиопезис), который служит средством изображения эмоционального состояния персонажей. Таким образом, специфической особенностью творчества Ф. С. Фицджеральда как автора рассказов можно считать умение создавать, с одной стороны, спокойное аргументированное повествование (чему способствует обособление наряду с соединительными конструкциями), которое, с другой стороны, является весьма эмоционально напряженным и насыщенным внутренне (благодаря использованию повторов и апозиопезиса).

Литература

1. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. Л., 1981.

2. Гальперин И. Р. Стилистика английского языка. М., 1981.

3. Кухаренко В. А. Интерпретация текста. Л., 1980.

4. Кухаренко В. А. Практикум по интерпретации текста. М., 1987.

5. Пелевина Н. Ф. Стилистический анализ художественного текста. Л., 1980.

6. Fitzgerald F. Scott. Selected Short Stories. M., 1979.

 


Вестник Вятского государственного педагогического университета.


Используются технологии uCoz